Свежие комментарии

  • Ербол Тулеушов
    НОРМ !Красотка из начал...
  • Ербол Тулеушов
    СУПЕР ! СУПЕР ! СУПЕР !Красотка из начал...
  • Ербол Тулеушов
    СУПЕР ! СУПЕР ! СУПЕР !Красотка из начал...

Сухумское дежавю. В Абхазии снова штурмуют президентский дворец. Власти меняются, но не решают проблемы страны

Сухумское дежавю. В Абхазии снова штурмуют президентский дворец. Власти меняются, но не решают проблемы страны

Абхазские оппозиционеры штурмуют здание администрации президента в Сухуме. 9 января 2020 года
Фото: РИА Новости

Несогласные с результатами президентских выборов абхазы взяли штурмом резиденцию главы республики в Сухуме. Протестующие недовольны ситуацией в стране и требуют перевыборов. И пока парламент совместно с оппозицией уговаривает президента Рауля Хаджимбу мирно покинуть свой пост, тот угрожает ввести в стране чрезвычайное положение. Протестующие, однако не собираются расходиться. Интересно, что нынешние события в точности повторяют волнения в Абхазии шестилетней давности с той лишь разницей, что в те дни штурм дворца возглавлял сам Хаджимба. И, как выяснила «Лента.ру», требования оппозиции, как и поводы для недовольства с тех пор не изменились.

Народный суд

Днем 9 января у здания администрации президента Абхазии собрались тысячи сторонников оппозиции. Уже несколько месяцев они требуют отставки главы государства и проведения повторных выборов президента, утверждая, что сентябрьские выборы, в результате которых Рауль Хаджимба был переизбран на этот пост, прошли с нарушениями. Стихийный митинг быстро перерос в масштабные беспорядки — протестующие ворвались в здание администрации, сломали входные двери и захватили его.

Позже толпа заблокировала и здание Народного собрания (парламента).

 

Волну недовольства спровоцировало заседание кассационной инстанции Верховного суда, которая 9 января приступила к рассмотрению иска бывшего кандидата в президенты Алхаса Квициния, проигравшего Хаджимбе во втором туре с минимальным отрывом — 46,17 процента голосов против 47,39 процента.

На заседании адвокат Квициния потребовал отвода одного из судей — Романа Кварчия — как лично заинтересованного в исходе дела. Дело в том, что срокполномочий Кварчии формально истек, однако он был изначально задействован в рассмотрении выборного дела и поэтому до сих пор участвует в заседаниях. При этом надо учитывать, что по закону судей назначает парламент по представлению президента. Защита Квицинии сочла, что ставленник действующего президента занимается этим делом не по своим служебным обязанностям, а только из личных интересов, рассчитывая на продление полномочий. Требование об отводе было удовлетворено, но рассмотрение дела решили перенести. Сторонники Квициния восприняли это как попытку затянуть дело и двинулись к администрации президента.

Сам бывший кандидат, очевидно, не заинтересован в масштабных беспорядках и силовом сценарии смены власти в стране. «Если ситуация вообще выйдет из-под контроля, то мы окончательно потеряем свое государство. Этого нельзя допускать», — заявил он и призвал парламент подключиться к решению вопроса.

Парламент Абхазии собрался на экстренное заседание сразу же после начала беспорядков и в итоге принял проект постановления с предложением об отставке президента. За это решение проголосовали 19 из 27 депутатов, которые присутствовали на сессии. По их мнению, такой шаг позволит стабилизировать обстановку в стране. Делегация парламентариев, представляющая интересы оппозиции, направилась к президенту, чтобы передать требования митингующих.

Самого Хаджимбы в Сухуме не было — во время беспорядков стало известно, что он находится на государственной даче. Президент призвал граждан сохранять спокойствие и пригрозил бунтовщикам режимом чрезвычайного положения, перевел силовиков на усиленный режим несения службы и заявил, что покидать свой пост не собирается. Позиция Хаджимбы не изменилась и после обращения парламента.

Правда, теперь одного нежелания покидать кресло президента будет мало, придется за него побороться — поздним вечером 10 января Верховный суд все же завершил рассмотрение выборного дела и признал итоги выборов незаконными, как того и требовал Квициния.

Как считает известный в Абхазии политолог, главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг, шансы главы государства сохранить свой пост тают на глазах. В первую очередь из-за низкого рейтинга доверия к власти и вообще ко всей политической элите. «Электорат по факту выбирал между двух зол, и в итоге одно из них выиграло», — пишет эксперт в своей колонке.

Кроме того, люди недовольны тяжелым экономическим положением и разгулом криминала. «Последней каплей для нынешнего протеста стал арест телохранителя президента, который подозревается в причастности к тройному убийству, произошедшему 24 ноября на Сухумской набережной», — продолжает эксперт. Он уверен, что социальный взрыв в таких условиях был неизбежен, потому что надежды на улучшение положения у людей нет.

Повторение истории

Нынешняя ситуация в Абхазии очень сильно напоминает процесс смены власти в республике 2014 года, с той лишь разницей, что сейчас Хаджимба держится за президентское кресло, а тогда сам возглавил штурм президентского дворца. До этого он трижды выдвигал свою кандидатуру на пост главы государства и столько же раз затевал беспорядки.

 

Впервые ему это удалось в 2004 году, когда на выборах президента Абхазии победил Сергей Багапш. Хаджимба тогда шел на выборы как преемник первого президента республики Владислава Ардзинбы, его кандидатуру открыто одобряла Москва — будущий президент лично встречался с Владимиром Путиным в Сочи. Его конкурент Багапш представлял бизнес-сообщество, которое ориентировалось на упрочение существующих экономических связей, и в первую очередь с Грузией. Антигрузинские настроения в обществе помогли быстро мобилизовать оппозиционный электорат, сторонники Хаджимбы и Багапша успели захватить несколько правительственных зданий и серьезно «пошуметь», прежде чем политики наконец договорились — проигравший кандидат согласился на пост вице-президента.

Очевидно, такие договоренности устраивали обе стороны и статус-кво сохранился и спустя пять лет, когда нынешний президент снова проиграл Багапшу на выборах. Свою роль, безусловно, сыграла и недавняя война 2008 года — страна только-только объявила независимость, и людям было не до политических разборок. Но вот проигрыша Александру Анквабу на внеочередных выборах (Сергей Багапш скончался) в 2011 году сторонники Хаджимбы перенести уже не смогли.

В мае 2014 года несколько тысяч протестующих потребовали отставки президента, правительства, генерального прокурора и нескольких глав районных администраций, свои заявления они подкрепили, взяв штурмом президентский дворец. Почти сразу же Хаджимба объявил, что власть переходит в руки оппозиции. В течение месяца его сторонники добились отставки правительства и главы ЦИК и заставили Анкваба объявить перевыборы. В итоге 25 августа Хаджимба был официально избран на пост президента с результатом в 50 процентов голосов.

В начале всех этих событий один из лидеров оппозиции, председатель ветеранского движения «Аруаа» Виталий Габния заявлял, что причиной народного недовольства стало плачевное состояние Абхазии. «Страна плывет по течению, опираясь исключительно на дотацию, без понимания и плана развития на перспективу. Не может быть суверенной страна с бюджетом, который на две трети состоит из дотаций другого государства. Наш президент, который был избран с запасом доверия, превратился в царя», — ругал он Анкваба.

Теперь же похожие обвинения в политическом инфантилизме, иждивенческой позиции по отношению к России и некомпетентности звучат в адрес самого Хаджимбы. И его главный обвинитель Квициния также является выходцем из ветеранского движения — его выдвинула на выборы президента в 2019 году партия «Амцахара», выросшая из союза ветеранов абхазо-грузинской войны 1992-1993 годов.

 

Однако соперничать с действующим главой государства изначально должен был не он, а бывший оппонент Хаджимбы Аслан Бжания. Именно он на протяжении последних четырех лет подогревал недовольство жителей Абхазии, выпуская аналитические доклады с критикой действий абхазского правительства. В 2016 году он даже пытался отправить президента в отставку с помощью референдума о досрочных выборах, но референдум провалился из-за низкой явки. На выборы 2019 года он собирался пойти с программой по масштабному реформированию системы госуправления и судебной власти, но не сложилось — за два месяца до них Бжания попал в больницу с тяжелой вирусной пневмонией. Оппозиция не смогла добиться переноса выборов, и в итоге политик сам предложил вместо себя Квицинию, который полностью поддержал его программу.

Большая кормушка

Претензии абхазской оппозиции за прошедшие годы не изменились потому, что не меняется и ситуация в стране — экономика Абхазии дотируется из России с тех пор, как страна объявила о своей независимости в 2008 году. В 2019-м закончилась очередная инвестиционная программа Москвы, по которой Сухум получил почти шесть миллиардов рублей. Деньги направлялись на строительство и восстановление социальной инфраструктуры.

Дороги, больницы, детсады — эти объекты постоянно фигурируют в российских инвестиционных программах. Всего за 10 лет Россия выделила Абхазии около 40 миллиардов рублей, но молодой республике все еще не хватает социальной инфраструктуры, дороги по-прежнему не отремонтированы даже в столице.

Впервые в России заметили, что с программой финансирования Абхазии что-то не так, еще в 2010 году. Выяснилось, что в Сухуме где-то потерялись почти 347 миллионов рублей. В числе выявленных нарушений Счетная палата РФ назвала значительные задержки в перечислении выделенных средств, из-за чего снижалась эффективность при их освоении, отсутствие должного контроля за выполнением работ, на которые выделялись деньги, отсутствие в Абхазии нужных законов для регулирования вопросов, связанных с бюджетными инвестициями, и другие недостатки.

С тех пор миллионные нарушения выявляются регулярно. Сразу после проверок 2010 года в Абхазии появилась собственная контрольная палата, которую возглавил Роберт Аршба, но ситуацию это не улучшило— в период с 2010-го по 2014 год аудиторы выявили нарушений на миллиард рублей. Причем хищениями и манипуляциями с документацией занимались на всех уровнях. Например, в 2011 году обнаружилось исчезновение четырех миллионов, выделенных на строительство стадиона — объекта республиканского значения. Испарились и все ответственные за это лица вместе с документами. Еще девять миллионов исчезли при строительстве социальной инфраструктуры, то есть объектов целевого финансирования российской инвестиционной программы — компания-поставщик завышала стоимость материалов и комплектующих в смете.

В 2015 году тему хищений попытался вывести на федеральный уровень тогдашний вице-премьер Абхазии Дмитрий Сериков, который проводил проверку расходования российских средств совместно со Счетной палатой РФ. Он оценил общую сумму ущерба в 1,6 миллиарда рублей, из которых почти миллиард растворился в результате нецелевого расходования средств. В 2015-2017 годах недофинансирование только российской инвестиционной программы составило 578,8 миллиона рублей, и это только те потери, которые смогла документально подтвердить контрольная палата.

В своей работе аудиторы сталкиваются с абсурдными ситуациями. По словамАршбы, генеральная прокуратура часто отказывала в возбуждении уголовных дел по результатам проверок из-за несовершенства абхазского законодательства, потому что просто не находила формального состава преступления. Например, статьи расходов на развитие сельского хозяйства республики вообще никак законодательно не регламентируются, соответственно, проверить использование средств в этой области не представляется возможным. Проверка государственной филармонии, проходившая с 2016-го по 2018 год, закончилась безрезультатно, поскольку в учреждении просто не вели документацию, и теперь не понятно куда были израсходованы около десяти миллионов рублей.

Новая инвестиционная программа предполагает еще примерно 4,5 миллиарда рублей в течение 2020-2022 годов. Эти средства снова направят на инфраструктурные проекты, например, на ремонт дорог в Пицунде и инженерные сооружения в Гаграх — самые популярные курорты Абхазии, где ключевой отраслью экономики является туризм. Помимо этого, средства выделят на развитие труднодоступных сел, чтобы остановить отток населения, строительство все тех же детсадов, больниц и все тех же дорог.

 

Учитывая масштабы проблем с распределением средств, неудивительно, что ситуация в стране не меняется. Реформа органов государственного управления и судов, которую предлагает оппозиция во главе с Квицинией, может быть, и исправит криминогенную обстановку в Абхазии, но для того, чтобы экономика Абхазии перешла наконец от распила бюджета к его пополнению, потребуется нечто большее. Если радикально не поменять всю систему, неважно, кто в итоге получит кресло президента на грядущих досрочных выборах — рано или поздно его будет ждать новый взрыв, и история повторится.

Ксения Богачева

Картина дня

наверх