Свежие комментарии

  • Andrew Kley
    Вот что получается, когда за дело берётся настоящий профессионал! Все до единого рекламные ролики этого банка проходи...Всемирная история...
  • Pciha Ivanova
    Голландки все такие лошади? Не даром, видно, так одна разновидность печки называлась!Голландские модел...
  • КАБАН Щетинский
    Ка-пи-та-лизм...МИСТИКА И ДЕВУШКИ...

Легенда в погонах. Бесстрашный майор дал бой тольяттинским бандам 90-х

Легенда в погонах. Бесстрашный майор дал бой тольяттинским бандам 90-х

На заре 1990-х там развернулась бандитская война за контроль над Волжским автомобильным заводом («АвтоВАЗ»). В то непростое время настоящим героем Тольятти стал майор Дмитрий Огородников. Гроза местных банд, милиционер отличался принципиальностью, не давал спуску членам ОПГ, доставал эксклюзивную фактуру по их деятельности и лично ловил бандитов. Огородников пережил два покушения, но пули киллеров все же его настигли. Неподкупный тольяттинский «шериф» навсегда остался в истории того смутного времени.

На пути к легенде

За все его 36 лет жизни день рождения у грозы тольяттинских бандитов майора Дмитрия Огородникова был всего 9 раз. Потому что родился он в високосный 1964 год, 29 февраля. Гороскопы говорят: все, появившиеся на свет в этот день, наделены искусством убеждения и лидерскими качествами. Огородников, или как его прозвали бандиты, Дима Огород, как раз был таким: он умел, не теряя лица, обезвредить словом многих правонарушителей и мечтал возглавить МВД России, чтобы окончательно искоренить преступность.

Воспитанный в обычной рабочей семье города Куйбышева (с 1991 года — Самара), Дмитрий после школы с удовольствием отправился служить в армию. Рассказы про дедовщину его не пугали: к совершеннолетию он вырос почти до двух метров.

Дружил со спортом: на глазах изумленных сверстников запросто вздымал над головой огромные гири. В армии сразу завоевал уважение начальства за свою исполнительность и быстроту принятия решений. «Таких, как ты, в милиции не хватает», — не раз говорили Огородникову. Отпраздновав дембель, в 1984 году Дмитрий переехал в процветающий Тольятти и вступил в ряды правоохранительных органов.

Начинал обычным конвойным отдельного дивизиона городского УВД. Инициативного сотрудника быстро перевели в отдел по раскрытию убийств угрозыска ГУВД, где на протяжении пяти лет Дмитрий раскрывал преступления одно за другим. Таланты Огородникова оценили, и в 1989 году Дмитрий стал опером уголовного розыска Центрального РУВД.

Решив, что профильное образование не помешает, Огородников поступил в средне-специальную школу МВД РФ в Елабуге. Окончил в 1990-м и поступил в Саратовскую высшую школу МВД РФ. В это время в Тольятти уже формировалась ОПГ. Главной целью «братвы» был завод «АвтоВАЗ».

Один за всех

13 марта 1993 года в лесополосе неподалеку от гостиницы «Жигули» участники двух враждующих ОПГ — шейкинские (главарь — Константин Шейкин) и сиротенковские (предводитель — Игорь Сиротенко (Сирота) устроили разборку, без лишних слов открыв огонь на поражение. Сотрудники гостиницы вызвали милицию. На место тут же выехали четыре стража порядка, в том числе Дмитрий Огородников. В то время в органах внутренних дел катастрофически не хватало оружия: из четырех оперативников вооружены были только двое.

Дмитрий Огородников
Дмитрий Огородников

Окрик «Милиция! Всем стоять!» двух вошедших в раж шейкинских молодчиков не смутил, и они, забыв про главного противника, ответили отважным оперативникам порцией свинца. Понимая, что безоружные товарищи могут погибнуть, Огородников кинулся в атаку. Его коллегам оставалось лишь наблюдать, как двухметровый гигант, ловко уворачиваясь от летевших в него пуль, шаг за шагом приближался к цели и наконец скрутил обоих бандитов. Глядя на такой «беспредел», остальные бандиты предпочли забыть о конфликте и скрыться.

О бесстрашном оперативнике тут же узнал весь город. Бандиты — тоже. Больше всех удивился Константин Шейкин: в обидчике своих ребят он узнал бывшего одноклассника, сослуживца и просто хорошего друга Димку. Их пути разошлись сразу после службы в армии: Шейкин выбрал «темную сторону силы» и стал приближенным известного тольяттинского авторитета Владимира Вдовина (Напарник). Огородников оказался по другую сторону баррикад. Впрочем, это не помешало бывшим приятелям встретиться в местном кабаке и вспомнить былое за рюмкой водки. Само собой, Дмитрий от начальства это не скрывал. Но руководство с тех пор постоянно подозревало Огородникова в связях с бандитами.

Константин Шейкин
Константин Шейкин

Обиженный Сирота

Сам Дмитрий занимал принципиальную позицию: можно общаться с кем угодно, но ни под кого не прогибаться. Тех коллег, кто поступал иначе, Огородников откровенно презирал. Постояльцы одного из кафе вспоминали, как зашедший на обед майор заметил сотрудника СОБРа: тот присутствовал в заведении в качестве охраны одного из местных авторитетов. Это было своеобразным трендом начала 90-х: из-за катастрофической нехватки средств руководство УБОП было вынуждено создать коммерческое охранное агентство из бывалых бойцов. Услуга пользовалась большим спросом в преступных кругах: теперь искать толковых телохранителей бандитам было без надобности, ведь лучше всесторонне подготовленных собровцев было не найти.

Дмитрий не поленился подойти к столику и, совершенно не обращая внимания на презрительно кривящегося бандита, обратился к бойцу с вопросом: не стыдно ли ему марать честь мундира? Собровец ответил, что таков приказ его начальства, и выбора у него не было. Огородников возразил, что выбор есть всегда. Слово за слово, и между стражами порядка завязалась потасовка, победителем из которой вышел майор: уложенный на лопатки боец признал свое поражение. Опасаясь, как бы от гневного блюстителя закона не прилетело и ему, бандит собрал всех своих подданных и покинул кафе, а Огородников, как ни в чем не бывало, сел за свободный столик и сделал заказ.

В 1994 году — очередное повышение: Огородникова назначили старшим уполномоченным по борьбе с оргпреступностью УВД Тольятти. То, что он был достоин такого доверия, Дмитрий не замедлил доказать. Вскоре через своих информаторов майор узнал: уже знакомый ему по битве около гостиницы преступник Игорь Сиротенко провернул грандиозную аферу. Вместе со своими приспешниками, возглавлявшими коммерческие автофирмы, он под фальшивые банковские гарантии выгнал с территории «АвтоВАЗа» партию автомобилей (больше 4000 штук) на огромную по тем временам сумму — 15 миллионов долларов. Чуть позже все «Жигули» были благополучно распроданы, а часть суммы — 5 миллионов долларов — умыкнул директор сиротенковской фирмы с говорящим названием «Шериф» Дмитрий Гребенюк и тут же отправился кутить в столицу. Поговаривали, правда, что произошло это с ведома самого Сироты, который немногим позже планировал прибыть в Москву за своей долей.

Игорь Сиротенко (Сирота)
Игорь Сиротенко (Сирота)

И тут вмешался Огородников. Он привлек к делу коллегу, не менее талантливого оперативника из межрайонного ОБОП Сергея Дичанкина (за лихой нрав именуемого бандитами Диким), выбил у начальства командировку в Москву и спустя некоторое время вышел на след Гребенюка: тот обнаглел настолько, что даже и не думал скрываться, обзаведясь недвижимостью на свое имя. Горе-предпринимателя оперативники застали на его подмосковной даче, где он и хранил три чемодана, набитых под завязку зелеными бумажками. Завидев на пороге своего владения стражей порядка, Гребенюк приуныл, но попытался договориться, посулив милиционерам немалые барыши. В ответ те его быстро скрутили и потребовали раскрыть место тайника. Отобрав у коммерсанта «грязную» наличность, Огородников и Дичанкин повезли Гребенюка в Тольятти — в обычном плацкарте. Когда Дмитрий вывалил содержимое багажа прямо на стол своего руководителя, тот не поверил в то, что доллары — настоящие, подумал, что подчиненный попросту разыгрывает его. Но стоявший рядом Дичанкин подтвердил: купюры вовсе не фальшивые.

Дмитрий Гребенюк
Дмитрий Гребенюк

Смертельная дуэль

Сергея Дичанкина, которому прочили большое будущее, застрелили в подъезде его дома вечером 25 апреля 1995 года. Он возвращался домой и, поднимаясь по лестнице на свой этаж, заметил метнувшуюся вниз тень. Оперативник опоздал на долю секунды: когда первая пуля киллера угодила ему в живот, Дичанкин уже целился в него из табельного оружия и успел выпустить всю обойму, прежде чем лишился сознания. Прибывшие на место стражи порядка, которых вызвали жильцы дома, обнаружили на лестничной клетке два трупа.

Кто заказал стража порядка, так и не установили. Подозревали Напарника, которому Дикий старался побольше насолить. Например, он умудрился заново задержать Вдовина, когда тот, отсидев всего две недели из положенных четырех в изоляторе, вышел на свободу. Увидев, что вместо «братвы» его встречает Дичанкин с подчиненным, Напарник, не стесняясь в выражениях, поведал операм, как они ему надоели. И угодил обратно за решетку на трое суток за оскорбление представителей власти. Доказать причастность авторитета к убийству так и не удалось.

Сергей Дичанкин
Сергей Дичанкин

Огородников тяжело переживал гибель коллеги и всячески старался вывести Напарника на чистую воду. В том же 1995 году между напарниковскими и их главными оппонентами, членами волговской ОПГ под предводительством Дмитрия Рузляева (Дима Большой), шли подковерные бои за головной центр запчастей «АвтоВАЗа». Огородников взял в разработку приближенных к Вдовину бандитов из татарской группировки, которые особенно активничали в этом переделе, дерзко расстреливая конкурентов прямо на улицах города. Вскоре он установил, что у подведомственной татарам фирмы «Ялкын» имеется несанкционированный оружейный склад в черте города. Около трех месяцев понадобилось, чтобы узнать его адрес, и в День защитника Отечества 1996 года стражи порядка совершили удачный рейд. Изъяли несколько пистолетов Макарова, автоматов Heckler&Koch, пистолет «Вальтер» и т.п.: киллеры татарских в выборе рабочих инструментов явно не были стеснены. Все ликвидаторы, а также директор «Ялкына» стараниями Огородникова и его команды оказались на скамье подсудимых, получив большие сроки.

Охота на «слонов»

Успех дела был существенно омрачен первым покушением на Огорода. Майор возвращался домой и уже в подъезде обратил внимание на подозрительного молодого человека, который копошился в углу. Приблизившись, Дмитрий заметил, что у того в руках женский парик. Времени на размышления не оставалось — страж порядка быстро скрутил молодчика и, обыскав, достал из его кармана пистолет. И, хотя сам задержанный так ни в чем и не признался, было ясно: приходил он по душу Огородникова, вот только время не рассчитал и не успел подготовиться к нападению.

В 1996 году майор приступил к новому заданию: занялся поимкой дерзких рязанских киллеров из слоновской ОПГ, в конце 1994-го орудовавших по приглашению волговских в Тольятти. Тогда, несмотря на обилие целей, неудачливым ликвидаторам удалось убить лишь телохранителя жены Вдовина и невинного механика завода, внешне похожего на одного из напарниковских. Когда к тольяттинским милиционерам обратились за помощью рязанские коллеги, Огородников уже возглавлял уголовный розыск городского УВД.

Дмитрий отправился в Рязань и умудрился втереться в доверие к местным бандитам. Как именно ему это удалось — ведь Огородников был известен уже не только в Тольятти, но и далеко за пределами города — история умалчивает. Но майор в итоге вышел на всю бригаду ликвидаторов и задержал их всех поочередно. А потом и вычислил их «работодателей», среди которых оказался Рузляев и его «замы» — Владимир Пчелин и Евгений Совков (Совок).

Дмитрий Рузляев (Дима Большой)
Дмитрий Рузляев (Дима Большой)

Огородникову довелось лично задержать Диму Большого. Майор надеялся отправить лидера ОПГ за решетку надолго, но просчитался. Слоновские наемники не предоставили следствию никаких фактов о причастности к преступлениям Рузляева. И лидера ОПГ пришлось отпустить. А Пчелина, против которого у стража порядка имелись прямые улики, задержать не успели: бандит удрал в столицу по поддельным документам и на долгие годы залег там на дно.

И хотя наказать всех фигурантов дела не удалось, банда «слонов» была ликвидирована — в том числе и стараниями Дмитрия Огородникова. Прокурор Рязани и местное милицейское начальство пребывало в восторге от талантов и способностей оперативника, который мог моментально воспроизвести по памяти мельчайшие детали преступлений. А вот непосредственное руководство Огородникова подвиг своего сотрудника не оценило. И вместо достойной награды за труды вручило оперативнику дешевый фотоаппарат, именуемый в народе «мыльница». Тот этим был задет, но виду не подал. «Я же не за награды работаю», — сказал Огородников удивленным подачкой коллегам.

Тайны следствия

Неприязнь между Огородниковым и начальством была взаимной. Вышестоящих чинов не устраивал характер сотрудника: прямолинейный и бескомпромиссный Дмитрий, не стесняясь, высказывал им в лицо все, что думал. А сам майор считал, что пассивность руководства не позволяет ему окончательно прижать преступный «картель». Поэтому Дмитрий решил привлечь к помощи «четвертую власть» и обратился в СМИ: выбор пал на основателя газеты «Тольяттинское обозрение» Валерия Иванова.

Валерий Иванов
Валерий Иванов

Тот был известен тем, что неустанно «копал» под преступные группировки «АвтоВАЗа», но безуспешно — никто с ним ценной информацией делиться не спешил. И вот на Иванова вышел Огородников. Майор рисковал: он отлично понимал, что за разглашение может запросто лишиться любимой работы. Долго сомневался, стоит ли идти таким путем. Но потом все же поведал владельцу газеты о раскладе преступных сил в городе. В свет вышел номер «Тольяттинского обозрения» со статьей под названием «Тачка цвета крови».

Для неискушенного подобным жанром читателя материал оказался настоящей бомбой: горожане передавали друг другу газету, словно «самиздат» с запрещенной литературой в советские годы. Обозленное милицейское начальство искало виновного в «сливе», бандиты грозили поквитаться с автором — статья была подписана псевдонимом Гамлет Оганесьянц. В тот раз все постепенно улеглось, однако окрыленный успехом Иванов продолжал дело своей жизни. И после очередного разоблачающего материала в конце апреля 2001 года был расстрелян во дворе своего дома.

Заговоренный майор

После рязанского расследования тучи сгущались и над головой Огородникова. Майор уже привык к постоянным угрозам в свой адрес: бандиты понимали, что успешный оперативник представляет для них серьезную опасность. Но и убить майора в открытую означало нарваться на серьезные неприятности, которые в отместку обязательно бы устроили его коллеги. Поэтому враги Огородникова пошли на хитрость: решили расправиться с блюстителем закона, выставив его жертвой ограбления.

В феврале 1997 года Дмитрий возвращался домой со службы на своем автомобиле. Когда он из-за дорожной ситуации немного сбросил скорость, прямо перед носом «Жигулей» возник накачанный молодчик. Огородников ударил по тормозам. К машине тут же приблизились еще двое и, открыв дверь со стороны водителя, с деланной вежливостью предложили оперативнику предоставить свой автомобиль им в безвозмездное пользование. В руках одного из троицы Огород заметил пистолет. Майор резко выскочил наружу, сбил двоих с ног. Третий направил на милиционера ствол, но Дмитрий его опередил, выстрелив ему в ногу из табельного оружия. Надавав нападавшим тумаков, Огородников запихал их на заднее сидение «Жигулей» и отвез в близлежащее отделение.

И лишь тогда, плюнув на всякие постановки, бандиты решили действовать наверняка. Ликвидаторов подослали прямо к подъезду многоэтажки Огородникова. Они заявились немногим ранее майора и даже успели посидеть на скамеечке во дворе. К слову, там их заметила супруга стража порядка.

Дмитрий Огородников
Дмитрий Огородников

— Я этих двух молодых людей видела, — рассказывала Лариса Огородникова в интервью телепередаче «Конвейер смерти». —Они сидели около нашего подъезда на скамейке. Оба в темном, такие худощавые мальчики. Прошла мимо них, и у меня такая мысль промелькнула — это Димины киллеры, наверное.

Она не ошиблась. К приходу Огородникова наемники переместились за растущие во дворе деревья, откуда и открыли огонь по ничего не подозревающему майору. Серьезно раненный в грудь (пуля насквозь пробила легкое) страж порядка рухнул на землю, но тут же принялся отстреливаться. Не исключено, что он успел ранить одного из нападавших, иначе чем объяснить скоропалительное бегство горе-киллеров? С огромным трудом Огородников достал из кармана сотовый и набрал 02. Вскоре прибыли коллеги майора и бригада скорой, которая доставила истекающего кровью пациента в больницу. Прогнозов врачи не делали, слишком уж тяжелое ранение. Но богатырское здоровье Дмитрия победило: он выжил и пошел на поправку.

Следствие предположило, что покушение — дело рук волговских, решивших отомстить оперативнику за задержание своего лидера Рузляева. Однако выяснилось, что все организовал бандит-одиночка Виктор Ковтун (Рыжий). Он несколько раз сталкивался с принципиальным майором и каждый раз чудом избегал тюремного заключения. Особенно близко к нарам Ковтун оказался в конце 1996 года, когда убил наркодельца по кличке Пирог. Огородников сумел найти доказательства причастности Рыжего к преступлению, но тот вовремя залег на дно. А поскольку мозг бандита был практически уничтожен героином, Ковтун решил уйти от грозящей ему опасности, устранив майора, и нанял киллеров.

Рыжего вместе с его подельником нашли 19 августа в одном из домов на Молодежном бульваре. Хитрый преступник, бросив товарища, выскочил с черного хода и умчался на угнанной машине. Машину блокировали, но Ковтуну опять удалось ускользнуть и пробраться на территорию многолюдного рынка. Оперативники оттеснили его к выходу, где преступник открыл по ним огонь. Ответным огнем Рыжий был убит на месте.

Месть Совка

Огородников полностью оправился от ранения и вернулся к своим должностным обязанностям. Он продолжал отлов бандитов, собирался в аспирантуру. Подумывал о диссертации по мотивам «слоновского дела». Но все планы Дмитрия перечеркнул озлобленный на него бандит Евгений Совков, тот самый, который в 1996 году из-за расследования Огородникова был вынужден пуститься в бега.

Первое время в столице Совку было не до мести: он постепенно обустраивался, перевез из Тольятти в Москву свою даму сердца. Но преступник продолжал через доверенных лиц наблюдать за Огородниковым. Везучесть майора, пережившего несколько покушений, настолько взбесила бандита, что он решил взяться за устранение Дмитрия сам. И призвал на помощь свою команду киллеров. На дело были снаряжены трое. Один из них, Алексей Булаев — бывший водитель на тольяттинском полигоне — всегда работал в связке с Сергеем Ивановым. Совков (тот при видимой брутальности любил посматривать диснеевские мультики) назвал их пару «уткороботами» за фанатичную исполнительность и преданность общему делу.

Однако на расправу с Огородниковым в подельники к Булаеву Совок определил не Иванова, а двух других ликвидаторов, бывшего афганца Александра Белянкина (Белый) и штатного киллера Александра Гаранина (Шрам). Отследив график перемещений жертвы, киллеры установили: каждый рабочий день в районе 12:00 Дмитрий ездит обедать домой. Атаковать решили в понедельник 22 мая 2000 года.

Все шло по плану. Увидев, как Дмитрий садится в свою белую «девятку» и отъезжает, Булаев и компания тронулись следом за ним на старой «пятерке». Ликвидаторы нагнали майора, когда тот выруливал на Южное шоссе.

— Где-то в районе улицы Степана Разина, они (Белянкин и Гаранин — прим. «Ленты.ру») передернули затворы: один у автомата, другой у пистолета, — рассказывал на следственном эксперименте Алексей Булаев. — Я занял левый крайний ряд и выехал на полосу встречного движения…

Прибавив газу, Булаев обогнал автомобиль Огородникова, и убийцы, обернувшись назад, открыли шквальный огонь. В Огородникова угодило более 30 пуль. На этот раз у майора не было никаких шансов. Когда на место прибыли сотрудники патрульно-постовой службы, ликвидаторы были уже далеко. Они загнали свой автомобиль в один из гаражных кооперативов Тольятти, тщательно облили бензином и, бросив внутри автомат, подожгли.

Место расстрела Дмитрия Огородникова
Место расстрела Дмитрия Огородникова

Это им не помогло. В 2001 году двое из киллеров — Булаев и Гаранин — получили пожизненные сроки. Та же судьба наверняка ожидала бы как Белянкина, так и самого Совкова, но до задержания оба не дожили: Совок вместе с подругой погиб от рук своего же ликвидатора Андрея Милованова, а с бесследно исчезнувшим Белым, по слухам, расправились давнишние недоброжелатели.

Дмитрия Огородникова со всеми почестями похоронили на Баныкинском городском кладбище. В отличие от пафосных надгробий с многозначительными стихами, по традиции украшающих последние пристанища братков, на могиле знаменитого оперативника стоит скромный, ничем не приметный памятник. А в мраморной вазе часто появляются живые цветы: жена и две дочери Дмитрия не забывают своего мужа и отца, который отдал жизнь за свое призвание.

Анна Комиссарова

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх