Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Не было от его указа пользы.Коммерческим курс...
  • Михаил Крук
    Все что мог - продал богатейшую страну и все высокие награды получил от Америки !!!.Пока жив пусть искупить свою вин...Коммерческим курс...
  • Михаил Крук
    Все что мог - продал богатейшую страну и все высокие награды получил от Америки !!!.Пока жив пусть искупить свою вин...Коммерческим курс...

Тайные операции «Вымпела»

Тайные операции «Вымпела»

Еще лет 20 назад о существовании «Вымпела» знали единицы. Но и сегодня, когда тайн у державы практически не осталось, мало кто может похвастаться особой осведомленностью о делах группы. Спецслужбы умеют хранить секреты.

О главном.

На первый взгляд здесь нет ничего необычного, сверхъестественного. Попади сюда человек несведущий, вряд ли он даже поймет, где находится. Это похоже скорее на подмосковный пансионат.

Асфальтированные дорожки, аккуратно подстриженные газоны, цветущие клумбы. Свежевыкрашенные корпуса…

И тем не менее именно здесь, в десяти километрах от кольца, находится секретная база знаменитого «Вымпела». Или — понынешнему — управления «В» Центра специального назначения ФСБ России.

В ФСБ очень гордятся этим объектом. Здесь можно жить, не выходя за его пределы, годами.

Десятки гектаров. 76 тренировочных залов. Магазин, столовая, медсанчасть. Свое общежитие семейного типа.

Сначала от нее отказалась альма-матер — внешняя разведка: «диверсанты нам не нужны». Потом из Министерства безопасности, куда отдали «Вымпел», перевели в Главное управление охраны, под присмотр Барсукова и Коржакова. В 94-м, в отместку за второй Белый дом — вместе с «Альфой» «Вымпел» вновь отказался применять оружие, — кинули в МВД.

Зачем милиции такое спецподразделение? Этого абсурда не понимал никто. Из 278 офицеров в МВД согласилось уйти только 57.

Группа разваливалась на глазах…

Вспоминает один из руководителей группы:

— Когда указ о нашей передаче в МВД был уже подписан, мы сами, по своей инициативе подготовили проект другого указа — о создании Центра специального назначения при президенте. Батурин был тогда помощником Ельцина по национальной безопасности.

Спасибо Юрию Михайловичу — он проникся нашими проблемами и попридержал подписанный указ. В течение суток были собраны все необходимые визы. Подписал даже министр внутренних дел Ерин, хотя ему-то уж, казалось, это было совсем не с руки.

Батурин лично пошел докладывать президенту. Все объяснил. Но Ельцин сказал: реализовывайте предыдущий указ…

К чести Ерина надо сказать, что, пока группа находилась в МВД, он не просто не добил ее, а, наоборот, уделял максимальное внимание. Стыдно признаться: в МВД «Вымпел» обеспечивался лучше, чем на Лубянке. Тогда же, кстати, была достроена и новая база: ее не могли закончить десять лет…

…Справедливость была восстановлена только в 95-м.

«Вымпел», временно переименованный в «Вегу» (такое название группа носила в МВД), вновь вернулся на Лубянку. Теперь, надеюсь, уже навсегда…

Защитники атома Чем отличается «Вымпел» старый от «Вымпела» нового? Точнее, от Управления «В» Центра спецназначения ФСБ?

Этот вопрос я задал начальнику Центра генерал- лейтенанту Александру Тихонову.

— Конечно, отличия есть. Изменились задачи. Если раньше «Вымпел» был предназначен для проведения спецопераций на особый период, то теперь он переориентирован на борьбу с терроризмом. В первую очередь — это обеспечение безопасности ядерного комплекса, объектов повышенной экологической и радиационной опасности. Нет такой АЭС, где бы мы не побывали. Знаем даже, кто живет в окружении объекта, какие машины там ездят. Иные наши сотрудники разбираются в атомных проблемах не хуже другого ученого…

— Эти знания вам уже пригождались? — спрашиваю я Тихонова. — Какие-то поползновения организовать теракты уже были?

Генерал на секунду замолкает.

— Скажем так: поступающая информация не дает нам оснований быть спокойными. А боевых операций — нет, пока, слава Богу, не было…

— Отличие «Вымпела» от других подразделений, — продолжает Тихонов, — в том, что группа нацелена на решение задач долговременных. Не просто, например, приехать и локализовать террориста. А подготовить и провести целую операцию: обнаружить этого террориста, вывести его в нужное место. Мы специально преподаем сотрудникам оперативную подготовку. Может быть, не в таком объеме, как хотелось бы: не хватает времени. Чечня…

Да, Чечня стала для «Вымпела» испытанием не меньшим, чем Афганистан, хотя как можно сравнивать две войны. Войны не бывают легкими или тяжелыми…

О делах «Вымпела» в Чечне широкой публике практически неизвестно. Все они засекречены. Обидно, ведь на счету «Вымпела» немало блестящих удач, филигранно выполненных операций.

Однако для читателей «МК» руководство Центра спецназначения сделало исключение…

Мои собеседники — действующие сотрудники «Вымпела». По понятным причинам имена их называть я не могу, да этого, впрочем, и не требуется. Боец «Вымпела» — сама по себе лучшая рекомендация.

О Чечне эти люди знают не понаслышке. Они участвовали в большинстве спецопераций. Последняя окончилась совсем недавно.

Для того же, чтобы придать этому портрету ощущение законченности, добавлю, что один из них два года назад получил звезду Героя России…

…Они не привыкли рассказывать о своих делах. То, что в нашем понимании сродни героизму и подвигу, для них — обычная работа.

Радуев даже не успел надеть тапки — За Радуевым мы охотились давно. До ареста он дважды был на волосок от гибели, но всякий раз чудом выживал.

Сначала — в Первомайском. Потом была еще одна, неизвестная операция, когда ему заминировали машину.

В марте 2000-го нашу группу подняли по тревоге.

Командировка планировалась на четыре дня, но вернулись мы только через девять.

Самая поганая погода: дождь со снегом. Земля превращается в топкую, непролазную вязь — пластилин.

Мы уже знали, где находится Радуев. В селении Новогрозненский. Чувствовал он там себя очень уверенно. Ездил на кортеже из шести машин.

О нашем появлении в Чечне никто не ведал. Связь с органами власти поддерживало только несколько человек из группы.

Для всех мы были омоновцами.

Правда, милицейские погоны нас чуть было не подвели.

Когда мы встали на блокпосту, местное население очень удивилось.

«Что это за милиция, которая не берет взяток?» Там это — в порядке вещей.

В Новогрозненский стартанули рано утром. Дом, где находится «объект», был известен заранее. Знали, что в кишлаке человек 60 охраны, возле его дома — непосредственно человек 15.

Вся работа заняла ровно четыре минуты — я специально засекал по часам. Две машины зашли в кишлак, через четыре минуты вышли. Радуев даже ботинки не успел надеть. Так его, тепленьким, прямо из кроватки и взяли.

Когда вошли к нему в дом, напротив открылась форточка.

Какой-то боевик решил с утра подышать свежим воздухом. Ему показали ствол, он так и замер у форточки, не шевелясь… Если интересно, в доме непосредственно работало шестеро — сводная группа Центра спецназначения…

Уже потом радуевская охрана сказала: ФСБшники прилетели на вертолете с бесшумными винтами. Иначе, мол, мы бы их всех покрошили. Вообще, интересно слушать, какими только легендами не обрастают операции.

В одном кишлаке мне, например, поведали историю, что Радуева никто не ловил, его связали старейшины и сами привели в ФСБ…

«Вымпеловцы», понятно, не рассказывают, откуда им было известно о местонахождении Радуева. Эта та часть работы, которая, словно айсберг, всегда остается под водой. Кропотливая оперативная комбинация. Не случайно несколько сотрудников ФСБ было представлено по итогам операции к званию Героя.

Впрочем, поимка Радуева — далеко не единственный успех чекистов…

Но это — сегодня. А вчера? С чего все начиналось?

Кто придумал «Вымпел»?

А начиналось все с Афганистана.

«Крестным отцом» «Вымпела» по праву считают тогдашнего начальника нелегальной разведки КГБ генерала Дроздова. Именно он предложил Андропову создать разведывательно-диверсионное подразделение для выполнения спецопераций за рубежом.

Афганские события, удачный штурм дворца Амина — все это доказывало, что подобное подразделение в КГБ просто необходимо.

Его официальное «рождение» произошло 19 августа 1981 года — на закрытом заседании Политбюро и Совмина. Отдельный учебный центр КГБ СССР — так отныне именовался в официальных документах «Вымпел».

Кстати, а почему «Вымпел»? Откуда взялось это название?

— Я и сам не знаю, — пожимает плечами Евгений Савинцев, человек, принимавший, если можно так выразиться, «роды». Это на его плечи легли тогда, 20 лет назад, все организационные трудности.

— Было много вариантов — всех сейчас даже и не вспомню.

«Беркут», что-то еще. Название должно было быть звучное, яркое. Я сидел и словно в бреду повторял разные слова, пока на ум не пришло «Вымпел». Всем понравилось…

Савинцев, кадровый чекист, начинавший службу еще под началом легендарного Судоплатова, был первым официально утвержденным сотрудником «Вымпела». Именно он готовил все начальные документы, составлял штатное расписание.

Выбивал» первый объект — в подмосковной Балашихе.

Организационные хлопоты заняли немного времени. Уже к концу 82-го года «Вымпел» начал приобретать реальные очертания.

Набирали сюда только кадровых чекистов. Помимо физических данных от кандидатов требовалось и знание оперативной работы. Надо было совместить, казалось бы, несовместимые вещи: мускулы и мозги.

Те, кто представляет себе «вымпеловцев» исключительно диверсантами и боевиками, в корне неправы. Каждый боец группы владел иностранными языками, некоторые — двумя, а то и тремя.

Как работать с агентами, собирать развединформацию — это знали все.

Плюс — уникальная оперативно-физическая подготовка.

Уметь прыгать с парашютом, мастерить из всего, что попадается под руку, взрывные устройства, стрелять из любого вида оружия, проникать на любые объекты.

По-другому и не могло быть: ведь предназначался «Вымпел» для проведения спецопераций за рубежом на особый период.

Говоря по-простому — на случай войны.

В час «Х» бойцы должны были выброситься на территории противника. Уничтожать особо важные, значимые объекты. Вести партизанскую войну. Оборонять советские посольства.

Активизировать нелегальную агентуру.

Сколько тайников по всему миру — заложенных еще тогда, при Союзе, — по сей день хранят в себе взрывчатку, документы, рации. Страшно даже представить!

Уже первые учения «Вымпела» показали, что для группы нет нерешаемых задач. За 20 минут бойцы сумели «вывести из строя» крупный железнодорожный узел Калинковичи и нефтяной завод и даже… прикрепить бомбу на дверь отдела охраны.

Сколько таких учений будет потом. И все они — все без исключения — пройдут успешно. Ни разу еще «Вымпел» не знал поражения.

Бойцы проникали на ядерный комплекс «Арзамас» и высаживались в шторм на палубу атомного ледокола. «Уничтожали» атомные электростанции и поднимались на Эльбрус.

А однажды организовали даже… переворот в Латвийской Республике…

Переворот в Прибалтике Вспоминает один из руководителей учений:

— «Вымпеловские» учения проводились всегда в обстановке, что называется, приближенной к боевой. Диверсионные группы забрасывались на «вражескую» территорию. Маскировались, легендировались (как-то во время арзамасских учений скрывались даже в женском монастыре).

В свою очередь, «противник» знал о нашем существовании.

Местные органы КГБ, МВД заранее ставились в курс дела. Им предписывалось найти и обезвредить «диверсантов», только сделать они ничего не могли.

В тот раз мы должны были дезорганизовать спецслужбу «противника» — в этой роли выступал КГБ Латвии. Учения «Янтарь87».

В республике высадилось десять групп. У каждой — своя задача. Одни, например, должны были захватить важнейшего секретоносителя — начальника военно-мобилизационного отдела КГБ.

Поначалу его собирались брать дома. Дважды проникали в квартиру — сначала, прикинувшись агитаторами (в Латвии тогда как раз шли выборы). Потом — под видом жэковских сантехников. Решили похитить этого полковника в спальне, но… пожалели семью. Она-то при чем?

Окна его служебного кабинета выходили прямо на площадь.

Как только в них погас свет, группа захвата приготовилась к броску. Лампочки в подъезде были уже выкручены. Он не успел ничего даже понять. Вошел в свой дом и… всe.

То же самое хотели проделать и с председателем КГБ, но постеснялись. Как-никак генерал. Сфотографировали его в оптическом прицеле винтовки, потом показали: смотрите, вы были на волосок от гибели.

Другой «бригаде» поручалась ликвидация оперативной группы Комитета. Заранее выбрали маршрут, нашли крутой поворот, где хочешь не хочешь надо сбрасывать скорость. У насыпи поставили бойца с мольбертом — он действительно хорошо рисовал. В ногах — автомат. Еще двоих переодели в спецовки — эти делали вид, что копают канаву. Заложили МОНы — мины особого назначения.

Остальное — дело техники. Выманили «опергруппу», причем о ее выезде мы знали сразу: напротив здания КГБ с жезлом стоял наш сотрудник, одетый в милицейскую форму. Дождались, пока те подъедут к засаде. Открыли огонь…

А потом вдобавок еще и оставили КГБ без транспорта.

Разведали, что чекистские машины стоят на местной автобазе, проникли внутрь и «заминировали» их.

В общем, когда шел разбор операции, латыши только руками разводили… Они были в шоке.

Если бы не Горбачев…

Свое мастерство «вымпеловцы» оттачивали не только на учениях. Полторы тысячи бойцов прошло через Афганистан. Многие выезжали военсоветниками в дружественные нам страны: Анголу, Мозамбик, Никарагуа. Однако главное свое предназначение — спецоперации за рубежом — группе выполнить так и не удалось.

— Я сравнил бы «Вымпел» с термоядерной бомбой, — говорит первый командир группы, Герой Советского Союза Эвальд Козлов. — Мы — последний аргумент, к которому надо прибегать только в крайнем случае.

Взрыва не последовало. К счастью, несчастью — не знаю.

Внешнеполитическая обстановка стремительно менялась. На смену противостоянию двух миров пришла «разрядка».

В конце 80-х годов с террора «Вымпел» был переориентирован на антитеррор. С учетом специфики группы ей надлежало отныне оберегать объекты повышенной радиационной и экологической безопасности. А потом и вовсе случилось страшное…

История не терпит сослагательного наклонения. Произошло то, что произошло, безо всяких «если бы». И все же.

К вопросу о роли личности в истории: один шаг, одно движение — и меняется судьба всей планеты. Если бы в 91-м году, когда группа «Альфа» пошла на штурм Вильнюсского телецентра, Горбачев не предал бы ее, кто знает, в каком мире жили бы мы сегодня. Но генсек открестился от «Альфы», хотя на штурм она отправилась по его личному приказу. Он сказал, что ничего об этом не знает…

19 августа. Дата, знаковая для «Вымпела» вдвойне.

Праздничная и траурная одновременно. День рождения и день, едва не ставший началом конца.

Две этих даты разделяет всего 10 лет. В 91-м, как и «Альфа», группа отказалась идти на штурм Белого дома.

Могли они захватить «очаг свободы»? Думаю, могли. Для специалистов такого класса импровизированные баррикады — цель несерьезная. И тогда… Все, может быть, сложилось бы по-другому:

Путин вернулся бы в КГБ, Чубайс торговал цветами на рынке.

Но они не пошли. Они слишком хорошо помнили, как предали их коллег в 90-м, и не хотели снова оказаться заложниками политических интриг. И этого им не простили…

Наверное, нет в системе госбезопасности подразделения более многострадального, чем «Вымпел». За прошедшие десять лет группа сменила пятерых хозяев.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх