Свежие комментарии

  • Владимир Никитин
    У нас в смене много деревенских, работаем на ж.д. На 16 деревень один врач-терапевт 75 лет. Много забывает, но другог...О печальных после...
  • Алексей Смирнов
    В СССР мне не пришлось бы говорить об этом (можно было и самой подумать, своим длинным умом).О печальных после...
  • Багира
    В СССР вы бы в психушке сидели, вернее, лежали за свой длинный язык и короткий ум.О печальных после...

Каких воров в законе называют «лаврушниками» и «апельсинами»

1-199

Ломка воровских понятий и мастей, в частности, определения такого коронного звания, как «вор в законе», в постсоветском пространстве началась с 90-х годов ХХ века – когда вместе с рушившимся Советским Союзом нивелировались и привычные представления о криминальной иерархии.

«Старые» воры не ожидали, что даже этот статус, как и все остальные «традиционные советские ценности», тоже может быть монетизирован. В действительности же так и случилось.

Местечковость «новых» воров»
На самом деле, термины «лаврушник» и «апельсин» применительно к статусу вор в законе изначально имели территориальное обособление – так называли, главным образом, грузинских воров в законе, которые заполучили свой коронный воровской статус благодаря заслугам, не имеющим отношения к прежней, привычной, «шкале ценностей» настоящего «законника».

Просто по национальному признаку таких «законников» на постсоветском пространстве оказалось количественно больше, и они были заметнее остальных. Лишь много позже эти термины повсеместно стали синонимом нелегитимности воровского статуса.

Это мы не проходили
Для вора в законе есть «букварь», без которого он просто никто – это набор определенных жизненных ориентиров, подтверждающих статус – вроде виртуальных знаков различия.
Настоящий вор в законе обязательно должен посидеть по «правильной» воровской статье, и желательно не раз. Ни дома, ни семьи, ни богатств, ни недвижимости, ни всего прочего драгоценно-обрем енительного – необходимое отличие вора в законе. Таких отличий – множество. И все они – «правильные», воровские.

«Апельсины» и «лаврушники», как говорят сами «законники», не знают вкуса баланды, не имеют представления о воровской терминологии – они этого «не проходили и это им не задавали». Есть категория воров, которые вообще никогда не сидели, они даже не судимы. У новоявленных «апельсинов» появляется «отмазка», якобы нивелирующая понятия, которые должны предшествовать «коронации» – «апельсин»-«лавр ушник»вроде бы может сделать для воровского мира столько всего хорошего (финансово, разумеется), что его судимость как таковая значения не имеет.

Все покупается и продается
Старые воры в законе с сожалением констатируют: с обрушением советской системы ценностей, как это ни странно, стали растворяться в небытии и прежние воровские традиции, хотя они ни в коей мере не были составной частью коммунистической идеологии.

Ритуал коронования воров в законе сегодня донельзя дискредитировали . И основную роль в этом сыграли деньги. В СССР их у воров было огромное количество. Но они не играли определяющей роли в таком закрытом, тоталитарном государстве как Советский Союз. Тогда вектор для функционирования и развития криминального мира определяли воровские понятия.

В современном же воровском мире давно главенствует дилемма – воры в законе, коронованные по правилам, – отсидевшие, обросшие авторитетом в преступном мире, и – «денежные мешки» – «апельсины», «лаврушники» – купившие статус за деньги. Идет борьба идеологий. В криминальном мире, разумеется, она часто сопряжена с кровавыми разборками.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх