Свежие комментарии

  • Александр
    Как они зарабатывают,если никто не покупает,и все можно бесплатно посмотреть в сети?4 главных отличия...
  • Наталья Клименко (Громова)
    Я с животными не разговариваю, хотя говорящего осла, умеющего писать и пользоваться интернетом, встречаю впервые.Пшел...Ушёл из жизни пос...
  • Николай Сатин
    Вечны наши законодатели!Егор Гайдар: пона...

Приграничное расстройство. Как Эстония хочет закрыть вопрос о границе с Россией ради безопасности НАТО

Приграничное расстройство. Как Эстония хочет закрыть вопрос о границе с Россией ради безопасности НАТО

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд заявила, что у республики больше нет территориальных претензий к России. Страны 15 лет не могут ратифицировать договор о границе из-за спора времен Второй мировой войны. Эти территориальные претензии однажды закончились международным скандалом, но теперь Эстония готова пойти на уступки. И даже заставить замолчать правых политиков и радикалов, которые традиционно использовали пограничный вопрос в своей пропаганде. Но эта инициатива вовсе не говорит о потеплении в российско-эстонских отношениях, так как исходит вовсе не от Таллина. Подробности приграничного урегулирования — в материале «Ленты.ру».

О чем спор?

История вопроса насчитывает ровно сто лет. В начале 1920 года в Эстонии закончилась так называемая Освободительная война — в ней молодая Эстонская Республика, провозглашенная 24 февраля 1918 года на территории Эстляндской губернии бывшей Российской империи, сражалась за свою независимость с советской Россией и с Германией, планировавшей превратить Прибалтику в вассальное Балтийское герцогство. Эстония с самого начала имела мощную поддержку в виде русских белогвардейцев, финских добровольцев и прибывшей из Англии эскадры. Борьба увенчалась успехом.

02.02.1920
День подписания Тартуского мирного договора между СССР и независимой Эстонской Республикой

По этому договору к Эстонии отошли территории, которые сейчас входят в состав Псковской и Ленинградской областей России, в частности, волости Нарва, Козе и Скарятино и Печорский край. Значительную часть населения там составляли этнические русские и представители угро-финской народности сету. 

Все эти земли имели для русских большое значение. Например, на территории Эстонии оказались развалины одного из первых русских городов — Изборска, основанного еще в IX веке, а также Ивангород, основанный по приказу царя Ивана III еще в 1492 году, и Печорский монастырь, привлекавший тысячи паломников со всей России. Справедливости ради, для монастыря это обернулось к лучшему, ведь в раннем СССР его бы закрыли и разорили.

Глава советской делегации Адольф Иоффе подписывает Тартуский мирный договор
Глава советской делегации Адольф Иоффе подписывает Тартуский мирный договор

Когда в 1940 году в Эстонии установилась советская власть, все эти спорные земли поначалу остались под юрисдикцией Таллина. Но в 1944-м, сразу после деоккупации Прибалтики, Москва приняла решение включить Печору в состав Псковской области, а Ивангород — в состав Ленинградской. И это очень не понравилось эстонцам. Так что в сентябре 1991 года Верховный Совет воссозданной Эстонской Республики провозгласил «юридически ничтожными» указы и резолюции, касающиеся изменений Тартуского договора.

Правда, даже среди самих эстонцев никогда не было единодушия по вопросу, действительно ли надо требовать у Российской Федерации эти территории. На их возврате настаивали, главным образом, националисты. Но были и прагматики, доказывавшие, что для Эстонии опасно присоединять к себе дополнительные земли, населенные русскими.

Камень преткновения

Северо-восточный регион Эстонии Ида-Вирумаа населен преимущественно русскоязычными. 16 июля 1993 года власти городов Нарва и Силламяэ провели референдум о создании русской территориальной автономии. Вопрос на референдуме стоял следующим образом: «Хотите ли вы, чтобы Нарва имела особый статус в составе Эстонии?» Большинство проголосовавших поддержали эту идею. Но центральные власти признали референдум недействительным. Правительство расценило данную инициативу как попытку реализовать в Эстонии «сценарий нового Приднестровья» — с последующей перспективой объединения региона с Российской Федерацией.

 

До сих пор русскоязычное население Ида-Вирумаа — это головная боль всех политиков в Таллине. Правительство не знает, как интегрировать их в общество. Все попытки перевести школы нацменьшинств на государственный язык воспринимаются в штыки. А в апреле 2007 года русское население и вовсе подняло открытый бунт, когда правительство вознамерилось убрать из центра Таллина памятник советскому солдату. Продолжающиеся споры о потерянных «восточных территориях» мешали заключить с Россией пограничный договор.

Со временем такая ситуация стала оборачиваться во вред самой Эстонии. Республика стремилась в ЕС и НАТО, а для вступления в эти организации необходимо урегулировать территориальные претензии. После 11 лет переговоров Россия и Эстония в 2005 году согласовали пограничный договор. Оставалось лишь его ратифицировать.

Эстонский парламент пожелал включить в документ упоминание о Тартуском договоре 1920 года. Москва усмотрела в этом желание Таллина сохранить территориальные претензии и отозвала свою подпись. Так Россия и Эстония остались без пограничного договора

Это не мешает Эстонии проводить на своих восточных рубежах обширные работы — демаркационную линию укрепляют заборами, многочисленными детекторами и системами наблюдения. Особенно тщательно этим занялись после сентября 2014 года, когда ФСБ России задержала своего эстонского коллегу Эстона Кохвера, сотрудника полиции безопасности (эстонский аналог ФСБ). Версии сторон радикально разошлись: Москва утверждала, что Кохвер шпионил в Псковской области, Таллин заявлял, что полицейского выкрали прямо с территории родного государства, близ пограничного пункта Лухамаа, где он проводил операцию по борьбе с контрабандой.

Эстонская ССР, Нарва. 12 сентября 1991 год
Эстонская ССР, Нарва. 12 сентября 1991 год
Фото: Иван Куртов / ТАСС
Мост, соединяющий город Нарву Эстонской республики и Ивангород Ленинградской области

После международного скандала в эстонском обществе снова стал актуален диалог об установлении демаркационной линии с Россией. В ноябре 2015-го законопроект о ратификации пограничного договора прошел первое чтение в парламенте, но работа снова остановилась из-за резкого ухудшения отношений между странами на фоне украинского кризиса — Таллин вслед за США и странами Запада безоговорочно поддержал Киев в претензиях на Крым.

 

Вернуться к этому вопросу решила действующий президент Эстонии Керсти Кальюлайд. В апреле 2019-го она встретилась в Москве с российским коллегой Владимиром Путиным и пригласила его на VIII Форум финно-угорских народов, который пройдет в Тарту летом. Казалось, диалог начался, но его снова сорвали — вице-премьер Эстонии, глава МВД Март Хельме заявил, что до сих пор в руках России находится пять процентов территории Эстонии. Министр пожаловался, что «Россия не хочет ни возвращать эту территорию, ни давать за нее компенсацию, ни вообще обсуждать этот вопрос». После этого забытые было темы «потерянных восточных земель» и пересмотр истории времен Второй мировой войны вновь прочно вошли в риторику правящих в Эстонии политиков.

Националисты против прагматиков

Март Хельме возглавляет очень специфическую политическую силу — праворадикальную Консервативную народную партию (EKRE). Оппоненты обвиняют ее в шовинизме, ксенофобии и едва ли не в неонацизме. ЕKRE, как и другие политические силы Эстонии, поддерживает антироссийскую повестку, но так же жестко критикует и Евросоюз, в первую очередь за миграционную политику и курс на глобализацию. До недавних пор партия Хельме была не просто оппозиционной, но почти маргинальной.

Однако в 2019 году статус ЕKRE резко изменился. Премьер-министр, глава центристской партии Юри Ратас, дабы сохранить власть на неудачных для него парламентских выборах, вынужден был принять националистов в правящую коалицию, и праворадикалы получили ключевые посты в государстве. По поводу ратификации пограничного договора с Россией Хельме и раньше высказывался резко. Он доказывал, что времена изменились — раз Эстония уже в ЕС и НАТО, стало быть, идти на уступки восточному соседу больше нет необходимости. Но и действовать силой он тоже не собирался.

"Естественно и разумно для нас выждать, пока однажды в России не появится демократическое правительство. И мы сможем договориться, что граница остается там, где она есть, но Россия признает оккупацию, извинится за нее"

Март Хельме, 2018 год

EKRE дважды пыталась протолкнуть через парламент законопроект, предусматривавший отказ Эстонии от ратификации пограничного договора, но безуспешно. До поры на это смотрели, как на выходки политических маргиналов. Премьер-министр Юри Ратас настаивал на заинтересованности Эстонии в вопросе ратификации договора. Но после того как «консерваторы» попали в парламент, у них появилось гораздо больше рычагов воздействия, и они продолжили гнуть антироссийскую линию. 

Спикер парламента Эстонии Хенн Пыллуаас, например, настаивает, что Тартуский мирный договор еще в силе. И похоже, именно он проболтался о реальных причинах недовольства праворадикалов, выступающих против ратификации договора о границе. По его мнению, данный шаг аннулирует договор 1920 года, а вместе с тем и правопреемственность современной Эстонии, что повлечет за собой огромные юридические последствия.

«Это означает автоматическое изменение состава наших граждан и так далее. Это исключительно опасный путь», — считает спикер парламента, намекая на то, что в 1991-м воссозданная Эстонская Республика отказалась автоматически давать гражданство десяткам тысяч русских жителей, переехавшим в Прибалтику еще во времена СССР, а в случае пересмотра исторических документов правительству придется пересматривать и это решение. Чего EKRE и другие националисты категорически делать не хотят.

Президент РФ Владимир Путин и президент Эстонии Керсти Кальюлайд
Президент РФ Владимир Путин и президент Эстонии Керсти Кальюлайд
Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

Пыллуаас и его сторонники заручились поддержкой другой партии в правящей коалиции — правого «Отечества». Ее глава Хелир-Валдор Сеэдер выразил мнение, что нынешняя граница с Россией «непрактична» и не соответствует национальным интересам Эстонии. «Конечно, и я все время об этом говорил, со стороны Эстонии нет смысла торопиться с подписанием этого пограничного договора», — считает он.

2 февраля в Эстонии на государственном уровне отметили столетие договора в Тарту. Ультраправые из EKRE встретили этот день по-своему — они провели в городе факельное шествие, на котором скандировали, что потерянные Эстонией земли «не забыты». В противовес этому Керсти Кальюлайд заявила, что, хоть и тоже считает Тартуский договор действительным, нужно «уважать международный консенсус в отношении того, что послевоенные границы Европы больше не будут перерисовываться». Президенту Эстонии не впервой вступать в пререкания с радикалами из EKRE. Кальюлайд и Хельме не скрывают своей вражды и неоднократно давали понять, что совершенно друг друга не уважают. 

Страны бывшего СССР предъявляют права на российские территории. На каком основании?

Помимо президента, оппонентами EKRE и «Отечества» в этом вопросе выступают их коллеги по коалиции из Центристской партии и оппозиционная Партия реформ. В январе 2020-го парламентская комиссия по иностранным делам рекомендовала Пыллуаасу в дальнейшем, когда он говорит о пограничном договоре, отделять свою личную позицию от государственной.

Зампредседателя комиссии Марко Микхельсон из Партии реформ и вовсе предложил снять спикера с должности. По его мнению, Хельме и другие праворадикалы должны помнить о безопасности страны, которая входит в НАТО и связана обязательствами со своими партнерами по альянсу. Он намекнул, что требования к России могут угрожать стабильности всего региона. Похожую точку зрения выразила и лидер «реформистов» Кая Каллас.

Бессмысленно провоцируя Россию и разрушая последовательную внешнюю политику Эстонии, многие лидеры правящей коалиции сделали нашу безопасность и безопасность наших союзников беспричинно уязвимой

Марко Микхельсон

24 февраля Кальюлайд, выступая в городе Вильянди на мероприятии в честь 102-й годовщины независимости Эстонии, казалось бы, поставила окончательную точку в споре. «Мы пообещали своим союзникам: у Эстонии нет территориальных притязаний к своим соседям», — сказала она, дав понять, что это решение не подлежит оспариванию. На днях стало известно, что в апреле с визитом в Таллин — впервые за много лет! — должна приехать официальная делегация Госдумы РФ. Ожидается, в частности, возобновление переговоров о пограничном договоре. И есть надежда, что, если Кальюлайд и ее союзникам удастся обуздать эстонских «правых», договор наконец-то будет ратифицирован. И у границ России станет немного спокойнее.

Владимир Веретенников

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх