Свежие комментарии

  • Вадим Белецкий
    Чушь какая, Ельцин мол не виноват, чисто западный взгляд на все проблемы в России - именно этот Алкаш во всём и винов...Реформы и Ельцин ...
  • JOKERXXX JOKEREVICH
    пили..пьют ..и БУДУТ ПИТЬ..это Россия..менталитет однакоРеформы и Ельцин ...
  • Сергей
    Капиталистический режим со своим лидером объявил борьбу всему Советскому, о чем он обещал еще Клинтону...Дворец культуры в...

Вор в законе Якутенок

Вор в законе Якутенок

Прошло почти 2 десятилетия с того дня, когда в Перми в ночном баре «Болид», располагавшемся в здании бывшего кинотеатра «Россия», был расстрелян глава одной из мощнейших в России региональных преступных группировок Николай Зыков. Среди своих он именовался чаще всего Якутенком – за раскосый разрез глаз, придававший ему сходство с представителем сибирской коренной народности.

Вор в законе Якутенок
Вор в законе Зыков Николай Степанович — Якутенок

Киллерам не пришлось долго охотиться за жертвой, выбирая место засады. Вечером 19 июня 1998 года Якутенок по многолетней устоявшейся привычке собрал на празднование своего очередного дня рождения приближенных лиц и прочих гостей, входивших в местную элиту. Николай Зыков был в Перми фигурой известной и публичной. По официальным источникам информации он числился издателем газеты, освещавшей общественно-политические вопросы, и председателем общественного благотворительного фонда «Столыпинские идеи». Истоки интереса к неординарной личности Петра Столыпина и что именно из его опыта управления Россией произвело на «вора в законе» неизгладимое впечатления так и остались неизвестными. После смерти председателя фонд быстро захирел.

По данным местного уголовного розыска – «вор в законе» Якутенок держал краевой общак, вершил третейский суд среди криминальных группировок и был негласным хозяином краевого центра и окрестностей.

В зале бара к разгару пиршества собралось около трех сотен гостей. Огромное количество свидетелей не помешало двум мужчинам в масках спокойно зайти в помещение и хладнокровно расстрелять Зыкова вместе с его телохранителями. Погибший явно чувствовал приближающееся вплотную к нему холодное дыхание смерти. Последний год он посещал свою вотчину стремительными наездами, стараясь не задерживаться, а большую часть времени пребывать в Москве или Санкт-Петербурге, где он обзавелся квартирами. До рокового вечера на него уже совершалось вооруженное нападение. Сам он тогда не пострадал, но его джип был превращен в решето.

Коля Якутенок

Пермский край – знаковое место для преступного элемента. На его территории расположено много исправительных учреждений различных режимов содержания, включая знаменитый «Белый лебедь». На кладбище в Соликамске под монументальным десятитонным постаментом покоятся останки Васи Бриллианта, а его памятник стал своеобразной Меккой для каждого последователя воровской идеи. Якутенку выпала роль главного поставщика «грева» в колонии и тюрьмы Пермского края и хранителя всероссийских воровских скрижалей. Попутно он получил возможность знакомится и общаться со многими «ворами в законе» или «стремящимися», отбывающими наказание или освобождающимися из мест заключения на вверенной ему территории, что только добавляло ему авторитета и веса.

Слева воры в законе: Юрий Китаев (Китаец), Аслан Кумышев (Кумыш), Василий Тарычев (Тарыч), Артем Бочоришвили (Буча), Короглы Мамедов (Каро) и Николай Зыков (Якутенок)

Слева воры в законе: Юрий Китаев (Китаец), Аслан Кумышев (Кумыш), Василий Тарычев (Тарыч), Артем Бочоришвили (Буча), Короглы Мамедов (Каро) и Николай Зыков (Якутенок)

С тюрьмой сам Якутенок был знаком очень хорошо. Он прошел Бутырку, нижнетагильскую Сан-Донато, Тобольск и тот же соликамский «Белый лебедь». В Тобольской спецтюрьме в 1984 году Михо (Цицнадзе), Мирон (Мамедов) и Каро (Мамедов), обсудив пройденный жизненный путь, приняли его в «семью». Ровно через год ему пришлось стать одним из главных действующих лиц в интриге с присвоением титула дальневосточному авторитету Джему (Васин). Все хитросплетения непростой истории описаны еще одним участником событий Пуделем (Податев) в мемуарах «Путь к Свету или Книга Жизни».

Прибывший отбывать срок в Тобольск Джем в нарушении неписанных правил самовольно «объявился» вором. До него такой поступок неминуемо карался жестоким наказанием – смертью. Тем более, что среди многих порядочных арестантов дальневосточный авторитет считался человеком с далеко небезупречной репутацией. Претензии правильных зеков основывались на наличии в личном деле условно-досрочного освобождения, факта работы презренным слесарем-бесконвойником на производстве «путанки» для зон, да и по молодости в разговорах Джем очень нелестно отзывался о «черной масти».

Внизу воры в законе: 2) Николай Зыков (Якутенок), 3) Евгений Васин (Джем), 4) Александр Волков (Волчок), 5) Эдуард Сахнов (Сахно); вверху: 4) Толик Гусь, 5) Виталий Турбин (Турбинка)

Внизу воры в законе: 2) Николай Зыков (Якутенок), 3) Евгений Васин (Джем), 4) Александр Волков (Волчок), 5) Эдуард Сахнов (Сахно); вверху: 4) Толик Гусь, 5) Виталий Турбин (Турбинка)

Он жил жизнью обычного городского хулигана, правда, не одиночки, а пытающегося объединить себе подобных в некую организацию со своим уставом, взяв в качестве примера сицилийскую мафию. Почитаемыми среди традиционалистов карманными кражами лже-вор никогда не занимался. Первоначально Якутенок был одним из тех, кто выступал за строгое наказание самозванца. В дальнейшем, познакомившись с дальневосточником, он нашел аргументы, чтобы поменять свое мнение, увидев в нем действительно сильную личность, и даже предоставил ему персональную рекомендацию на прием в «семью».

В Тобольске Якутенок познакомится с многими знаменитыми представителями классической воровской школы – Дато Ташкентским (Цихелашвили), Роином Малышом (Иобидзе), Толиком Донцом (Донцов), через которых он на свободе значительно расширит круг своих знакомств. Помимо звезд криминала, он в заключении пересекался с диссидентом Владимиром Буковским, в дальнейшем обменяным на чилийского генсека Луиса Корволана.

Слева направо воры в законе: Резо Гвинцадзе (Резо Батумский), Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский), Андрей Трофимов (Трофа) и Николай Зыков (Коля Якутенок)

Слева направо воры в законе: Резо Гвинцадзе (Резо Батумский), Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский), Андрей Трофимов (Трофа) и Николай Зыков (Коля Якутенок)

В середине 90-х Якутенок плотно сойдется на почве схожести идеологических воззрений с Рудиком Бакинским (Оганов). Вместе с ним и Степой Мурманским(Фурман) он попытается сделать серьезную «предъяву» Деду Хасану (Усоян), обвинив его в нецелевом использовании общака, увлечении коммерцией и тягой к роскошной жизни.

Вор в законе Аслан Усоян (Дед Хасан)

Вор в законе Аслан Усоян (Дед Хасан)

Пожилой «дедушка», в свое время вдоволь помыкавшийся по тюрьмам, на склоне лет хотел сытой и спокойной жизни в условиях, приближенных к императорским дворцам. Он щедро отваливал из общака крупные суммы своим соплеменникам-курдам и иногда недопустимо для «вора в законе» начинал вмешиваться в политику, финансируя одну из сторон абхазо-грузинского конфликта. Хасан не признал решения сходки. Рудик Бакинский вскоре погиб в подмосковном придорожном кафе, а Якутенок предпочел скрыться в глуши Западного Урала.

Лидер серьезной ОПГ

Сам он милиции сильно не досаждал. Его высокий статус избавлял его от личного участия в «делах». Он всегда был за кулисами, изредка попадаясь в руки милиционеров за мелкие кражи или немотивированное хулиганство. Зимой 1990 года в сильном подпитии, будучи за рулем автомобиля он заехал в сугроб на обочине и потребовал от прибывшего патруля вытащить на дорогу машину. Доставленный в вытрезвитель, он ругался на постовых матом, ударил одного из них в лицо, после чего провел ночь в позе «ласточки», крепко скрученный ремнями.

Воры в законе, за столом: 1) Николай Зыков (Якутенок), 2) Евгений Лукьянов (Женя Болотный), 3) Реваз Цицишвили (Цицка) и 4) Ширали Асланов (Джейран); вверху: 5) Сергей Смирнов (Хрюша)

Воры в законе, за столом: 1) Николай Зыков (Якутенок), 2) Евгений Лукьянов (Женя Болотный), 3) Реваз Цицишвили (Цицка) и 4) Ширали Асланов (Джейран); вверху: 5) Сергей Смирнов (Хрюша)

Суда ему удалось избегать целый год, в течении которого он вновь был задержан. В ходе досмотра у него в карманах нашли несколько таблеток сильнодействующего лекарства-снотворного, оцененного в 10 суток административного ареста. Милиция прекрасно понимала, что Якутенок руководит всей преступностью края, но поймать его на чем то крупном ей не удавалось. Он оставался руководителем серьезной региональной группировки, оцениваемой в 250 активных членов.

Слева воры в законе: Реваз Цицка и Коля Якутенок

Слева воры в законе: Реваз Цицка и Коля Якутенок

Несмотря на то, что на словах Николай Зыков говорил о своем стремлении во всех жизненных ситуациях не создавать неудобств окружающим людям, ни в коем случае не лишать никого свободы действий и даже не ограничивать ни в чем, тем более заставлять насильно следовать писаным и неписаным инструкциям, руководителем он был жестким, не терпящим конкурентов.

Свободное время Якутенок предпочитал проводить за столом с зеленым сукном. Пермские злачные заведения не могли удовлетворить азарта профессионального игрока, поэтому он регулярно наведывался в московские казино, где о его выигрышах слагались легенды. Обычной ставкой в рулетку у него были $5 тыс, что при удачном исходе розыгрыша сразу приносили выигрыш в $175 тыс. Иногда он рисковал, ставя на кон до $20тыс. Рекордный выигрыш Якутенка за вечер составил $2 млн, что оказалось не под силам заведению. Оно смогло сразу выплатить схватившему птицу-счастья за хвост Якутенку только $800 тыс, попросить отсрочку и через пару дней объявить себя полным банкротом.

Отстранение от власти

В 90-е годы время летело быстро, не оставляя ничто неизменным. Под Якутенка активно копали. В 1994 году в Кисловодске у него обнаружили опий, а через год в Москве – старенький «вальтер».

Вор в законе Василий Тарычев

Вор в законе Василий Тарычев

На пару лет он был выведен из игры, оставив Пермский край своему ставленнику Тарычу (Тарычев). Отсутствием хозяина воспользовались отмороженные бандиты. Тарыч был убит вместе с местным криминальным авторитетом Куликовым.

В период безвластия скипетр в руки взял, не спросив разрешения, некто Крест (Назаров). В 1997 году он бесследно исчез. Его труп найдут летом 2000 года в местечке Васильевский лог. Череда смертей на нем не закончилась. Еще один подручный Якутенка Александр Кудинов распрощается с жизнью зимой 1998 года. Не пройдет и полгода, как в мир иной уйдет прежний хозяин Перми Николай Зыков.

На удивление его убийц найдут очень быстро. Ими окажется группа заезжих гастролеров-отморозков из Татарстана во главе с братьями Ильматом и Радиком Мухутдиновыми, а также Радик Абулин. Криминальная бригада давно положила глаз на Пермский край и им «до лампочки» были иерархические построения воровской власти. Бандиты усвоили только одно правило – стрелять первыми и им очень хорошо пользовались.

Слева воры в законе: Андрей Исаев (Роспись), Рустам Назаров (Крест) и Темури Габуния (Тимур Ванский)

Слева воры в законе: Андрей Исаев (Роспись), Рустам Назаров (Крест) и Темури Габуния (Тимур Ванский)

После Якутенка в Перми уже никогда не было такого ярко выраженного лидера. Заменивший Якутенка на время некий Бондарь не оставит следа в людской и воровской памяти. Пермский край погрузится во тьму криминальных разборок между разрозненными бандами. Почитатели криминальной биографии Якутенка пробовали получить разрешение на установку памятника в одном из районов города, стыдливо прикрываясь высокопарными фразами о тяге покойного к российской истории, его любви к великому реформатору Петру Столыпину и прочим бредом. «Ворам в законе», какими бы они не были, никогда не ставят памятников вне оград кладбищ.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,