Свежие комментарии

  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...
  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...
  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...

Один из самых жутковатых мультфильмов СССР

Один из самых жутковатых мультфильмов СССР

Тайна слова «мутабор» или оборотни-эстеты

Подписывайтесь на наш канал! Ставьте лайки! Приветствуется репост материала в соцсетях!

В последнюю пару десятилетий в кинематографе обозначились контуры спроса на «страшные сказки». Обычно под этим подразумеваются экранизация произведений из сборника братьев Гримм (хотя по-русски правильнее говорить «братьев Гриммов» – они же не сестры). Опять же это позволяет расположить подобные кинофильмы где-то между нуаром и готикой. В качестве примера можно привести недавний сериал «Страшные сказки. Город ангелов» (тут Гриммы ни при чём)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Однако тематика «страшных сказок» не ограничивается Гриммами - можно вспомнить мистические и «чудесные» новеллы Вильгельма Гауфа, некоторые из которых носят явно жутковатый характер («Карлик Нос», «Корабль-призрак», «Отрубленная рука» и т.д.) На их фоне сказка про «Халифа-Аиста» не кажется страшной. Тем более что в 1961 году в СССР по её мотивам был сделан красочный диафильм

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Восприятие этого сюжета изменилось в 1981 году, когда талантливый режиссер-мультипликатор Валерий Угаров создал мультфильм, в озвучивании которого принимали лучшие советские актеры того временем: Иннокентий Смоктуновский, Юрий Яковлев, Василий Ливанов, Инна Чурикова и т.

д.

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Фильм сложно назвать сказкой, так как на выходе получился «мистический триллер», в котором в качестве сюжетной основы была использована новелла Гауфа. Тревога и подспудные страхи охватывают зрителя с самого начала, когда капризный и скучающий халиф ещё не начал свои злоключения. В окне появится то странный слон, то пугающего вида обезьяна. Да и охранники более напоминают каких-то «големов», а не людей.

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Начнем с того, что в фильме неоднократно явлены метафоры, связанные со зрением. А это в свою очередь отсылает нас к сути кинематографа. Глаз, смотрящий в маленькое окошко покоев халифа, сам халиф, созерцающий двигающиеся фигурки, обращенный в аиста тот же халиф, подглядывающий за пиршеством злых волшебников. Всё это невольно указывает нам на пугающую суть кино. А мрачный кинематограф как раз ограничен «на флангах» нуаром и готикой.

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Опять же в анимационной ленте появляется сюжет, которого вообще не было у Гауфа. А именно уродливая трансформация зверей в подобие человека. Здесь очевидны отсылки к «Острову доктору Моро» - нуарному роману Герберта Уэлсса. То есть плохой волшебник становится подобием «злого гения» из нуара, врача-садиста из криминальных триллеров. Не случайно, в сцене, когда тот ловит аистов в саду калифа, у колдуна отбирают мерзкие приспособления для пыток.

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

В итоге мультфильм оказался предназначен совершенно не для детей. Помним, как он произвел на нас очень гнетущее впечатление. Это почти криминальная причта, которая говорит о неоднозначности прогресса («злой гений») и пагубности скуки, когда оной потакают («халиф»). Можно вспомнить множество криминальных лент, завязка которых начинается именно со сцены «вопиющей скуки»

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Однако в новелле Гауфа, а потому и в мультфильме есть ещё один, почти мистический пласт. Это тоска по утраченной «высшей аристократией» способностью понимать язык зверей. В русских былинах это предстает как возможность оборотничества – тут можно указать на Вольгу. То есть нам явлено стремление восстановить свои способности посредством «магии» («технического прогресса»)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

И тут важным является слово «мутабор», как раз превращавшее халифа в аиста. В мультфильме оно произносится не совсем правильно, с ударением на О. А должно говориться нараспев - «му-табор», с ударением на А (как в словосочетании «цыганский тАбор»). Это латынь, которая в странах Восточной Европы полагалась языком едва ли не «проклятым».

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

Кадр из мультфильма "Халиф Аист" (1981)

А потому в пугающем мультфильме мы видим глубокие смысловые пласты, когда вырождающаяся аристократия пытается подменить свои «прирожденные» духовные таланты техническим уловками, что есть обман природы. Недаром в мультфильме халиф так и остался скучающим бездельником.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх