Свежие комментарии

  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...
  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...
  • александр малюкевич
    Как сын фронтовика, преклоняю голову перед героем. Вечная память!Ушёл из жизни пос...

Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

21 сентября 1993 года, ровно в 20.00 по центральному телеканалу, передача новостей открылась экстренным выступлением Б. Н. Ельцина.

В своем обращении народу он сообщил, что подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации».

На основании этого указа были

«распущены съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, одновременно назначены выборы в новое законодательное учреждение – Государственную думу»

Это было еще не все. Президент пошел дальше. До открытия первой сессии Государственной думы,  Конституционному суду (который поддерживал противников президента)  было настоятельно предложено приостановить свою деятельность.

Имел ли Б. Н. Ельцин право вот на такие вещи?

Ответ на этот вопрос дает действовавшая тогда Конституция. Она прямо:

1) Запрещала президенту не только распускать парламент

2) Запрещала приостанавливать его деятельность.

Более того, как специально говорилось в Конституции, в подобном случае полномочия президента «прекращаются немедленно».

Это означает, что вечером 21 сентября 1993 г. в России начался государственный переворот 1993 г.

…………………………………..

 

Еще два года назад, в 1991 году мало кто представлял, что союзники, вместе убивавшие социализм и СССР, в конце добившиеся своего поссорятся друг с другом.

Это  Р. И. Хасбулатов, как утверждают некоторые, первоначально «служил Борису Николаевичу» так, что готов был «вылезти из сорочки»  И Ельцин прямо называл его своим преемником.

Похожее изображение

Похожее изображение

Белый Дом был  центром, душой сопротивления всепро-западных анти-социалистических сил, всех кто хотел покончить с СССР

Всего через пару лет Ельцин расстреляет Белый Дом

 

Да, Хасбулатов с Руцким много сделали для Ельцина и для убийства СССР. Вот только малая часть их заслуг:

  1. Хасбулатов и Руцкой поддерживали сеператизацию РСФСР и др. регионов от СССР, игнорировали Политбюро и КПСС.
  2. Хасбулатов и Руцкой весной 1991 г. сорвали попытку народных депутатов отстранить Б. Н. Ельцина от должности спикера
  3. Хасбулатов и Руцкой летом 1991 г. поддержали Ельцина на президентских выборах
  4. Хасбулатов и Руцкой в августе 1991 г. поддержали Ельцина в его  противостоянии с ГКЧП
  5. Хасбулатов и Руцкой поддержали запрет КПСС
  6. Хасбулатов и Руцкой поддержали либеральную «шоковую терапию» Ельцина
  7. Хасбулатов и Верховный Совет одобрили ратификации Беловежских соглашений, ликвидировавших СССР

Уже половины совершенных ими «Хасбулатовым и Руцким) деяний, тянут на государственную измену и даже прямо на измену родине. В любой другой стране, за это полагается  суд, тюрьма на пожизненный срок или даже смертная казнь.

В США пересмотр границ и разделения ветвей власти уже тягчайшее преступление, никому не придет в голову там разрушать свою государственность. Но Россия 1991-го и 1993-го особый случай.

 Картинки по запросу ельцин хасбулатова

Ельцин, Хасбулатов и Руцкой вместе убивали СССР, но вскоре их пути разойдутся

Камнем преткновения станет власть и собственность. Ее будет слишком мало, на них троих, третий станет лишним

 

Вот примерная таблица, которая указывает на поступки будущих противников

Борис Ельцин и его сторонники

Р. Хасбулатов и Верховный Совет

Сеператизация регионов СССР

Сеператизация регионов СССР

Реставрация капитализма

Реставрация капитализма

Подписание Беловежских соглашений

Одобрение расчленения СССР

Ратификация (одобрение) Беловежских соглашений

Одобрение расчленения СССР

Приватизация гос. собственности

Приватизация гос. собственности

Президентская республика

Парламентская республика

Фактически основной причиной конфликта становился вопрос власти. Кто будет управлять РСФСР – президент или парламент?

Но была еще одна причина – собственность, ее приватизация. Верховный Совет имел свои планы на ее приватизацию.

Подводя итоги можно выделить 2 причины послужившие катализатором конфликта:

  • Вопрос о власти
  • Вопрос о приватизации собственности

 

Казалось бы нет причин сомневаться в действительности конфликта, что это был не спектакль как ныне принято считать про августовский путч 1991 г. Однако опять возникает обоснованное сомнение.

 Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

Это списки погибших во время кровавого конфликта 1993 г.

В списках разные люди, но при их прочтении как раз возникают сомнения

Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

Ни в одном из списков нет ни одного политика, врага Б. Н. Ельцина, в списках нет ни одного депутата Верховного совета или кого-то из их ближайшего окружения

Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

Как и в августе 1991 г. погибли простые граждане, с той лишь разницей, что их было больше, больше жертв

Ельцин вроде боролся с Верховным Советом, но ни один депутат Верховного Совета не пострадал, не был убит и даже не был ранен

Так зачем же нужна была такая кровавая бойня?

 

Взгляните на следующую таблицу

Августовский «путч» 1991 г

Конфликт ВС РСФСР и Кремля в 1993 г.

О планах и «путчистов» было известно заранее, за 1-2 недель

О планах Ельцина было известно заранее, за 2-3 недели

«Путчисты» не сделали ничего, чтобы заранее нейтрализовать Ельцина

Ельцин не сделал ничего, чтобы заранее нейтрализовать Верховный Совет

Длительное время «путчисты» бездействовали

Длительное время обе стороны  бездействовали

В ходе «путча» погибли только простые люди

В ходе конфликта погибли только простые люди

«Путчисты» отказались от силового варианта

Ельцин согласился на силовой вариант, расстреляв Белый Дом

Сценарии событий 1991 и 1993 г. очень похожи, с той лишь разницей, что в первом случае победил  Белый Дом, а во втором Кремль.

 

 

…………………………………………………………………………

 

У многих вызвало удивление, что, распустив парламент, Б. Н. Ельцин не взял Дом Советов под охрану и тем самым позволил ему поднять знамя борьбы против Кремля. Свои действия Борис Николаевич объясняет тем, что народные депутаты заранее узнали о предстоящем разгоне парламента и могли подготовиться к обороне Белого дома

Действительно, слухи о предстоящем перевороте начали циркулировать по столице уже днем 21 сентября.

Если верить В. И. Анпилову, он был предупрежден об этом еще раньше – 20-го.

По свидетельству Ю. М. Воронина, в тот же день к нему явился заместитель министра обороны генерал К. И. Кобец.

Он сообщил, что

«час назад» закончилось заседание коллегии Министерства обороны, на котором обсуждался вопрос о роли армии в предстоящем разгоне парламента.»

 Получив такую информацию, Ю. М. Воронин немедленно довел ее до Р. И. Хасбулатова.

Между тем имеются достоверные сведения, что А. В. Руцкой и Р. И. Хасбулатов узнали о существовании проекта указа № 1400 «за неделю до его обнародования», то есть около 14 сентября.

Казалось бы, они должны были сразу же принять соответствующие меры. Никаких сведений на этот счет обнаружить пока не удалось, если не считать утверждения И. Иванова, что незадолго до 21 сентября Руслан Имранович имел тайную встречу с Б. Н. Ельциным.

Что касается понедельника 20-го, то, как сообщает Р. И. Хасбулатов, после обращения к нему Ю. М. Воронина он попытался связаться с П. С. Грачевым, не застав его на рабочем месте, позвонил в Кремль.

Оказалось, что Грачев был там. Ни президент, ни министр обороны разговаривать со спикером не пожелали.

Тогда Руслан Имранович Хасбулатов пригласил к себе начальника Генерального штаба М. Н. Колесникова. Тот подтвердил информацию, полученную от К. И. Кобеца, но от предложения изложить ее письменно уклонился.

На следующее утро Р. И. Хасбулатов распорядился известить о «тревожной ситуации» в столице глав субъектов Федерации, затем встретился с генералами В. А. Ачаловым, Ю. Н. Калининым и Б. В. Тарасовым и поставил перед ними вопрос: чего «ждать от мятежников»? В 10.00 Хасбулатов предложил Ю. М. Воронину связаться с В. С. Черномырдиным, а сам попытался созвониться с президентом и премьером.

Ни с кем из них его не соединили.

Забив тревогу, Р. И. Хасбулатов созвал на 17.30 специальное совещание с приглашением начальника Генерального штаба.

В нем приняли участие А. В. Руцкой, В. Д. Зорькин (глава конституционного суда)  и В. Г. Степанков. Было послано приглашение в правительство. Оттуда никто не явился.

Таким образом, сохранить предстоявшее выступление в тайне действительно не удалось.

Но почему нельзя было поздно ночью с 21-го на 22-е блокировать Белый дом, сменить его охрану, отключить средства связи, записать обращение президента к народу и только после этого утром 22-го обнародовать указ № 1400?

Почему нельзя было сделать все это 21-го, перед самым выступлением Б. Н. Ельцина по телевидению?

Тем более, что у президента и его окружения были разработаны планы захвата ВС.

Итак, вот хронология событий, происходивших перед кульминацией конфликта:

а) 14.10. 93 г. Верховному Совету (ВС) становится известно о проекте указа № 1400

б) 21. 10.93 г. Ельцин и Хасбулатов имеют встречу, содержание которой неизвестно

в) Правительство игнорирует ВС

г) 21. 10.93 г. Ельцин по ТВ заявляет о конституционной реформе

Итак, Ельцин имел все возможности для бескровного развязывания конфликта. Ему нужно было лишь не допустить организованного сопротивления ВС.

Но он этого не сделал, дав оппозиции организоваться.

 

Получается, что Борис Николаевич позволял оппозиции организоваться. Но зачем?

Во-первых, тем самым он провоцировал ее на ответные действия, которые затем можно было бы квалифицировать как развязывание гражданской войны.

Во-вторых, он ставил руководителей местных советов, в своем большинстве недовольных президентской политикой, перед выбором, который позволял нанести удар по органам советской власти на местах.

В-третьих, таким образом можно было воздействовать на зарубежные финансово-кредитные учреждения, которые именно в это время продолжали решать судьбу внешнего долга России.

В 19.55 Р. И. Хасбулатову принесли «запечатанный конверт» от «Президента Российской Федерации».

Сам спикер вспоминал:

«В нем, я уведомлялся в том, что с 21 сентября "прекращается деятельность Верховного Совета и Съезда народных депутатов, что Президент подписал Указ о поэтапной конституционной реформе". Самого Указа не было».

Пока Руслан Имранович соображал, что делать, Борис Николаевич появился на экранах и огласил указ.

Что же предпринимал Хасбулатов? Он же видел, что его оттирают от власти. Далее он вспоминал так:

«Прослушав это,  ко мне буквально ворвались Ю. Воронин, В. Агафонов, В. Сыроватко, А. Милюков, члены Президиума Верховного Совета, депутаты, наши сотрудники, а также находившиеся здесь руководители регионов, предприятий, лидеры общественно-политических движений, партий, профсоюзов…

Я предложил немедленно созвать Президиум Верховного Совета. Его заседание началось уже в 20.15».

Заседание Президиума завершилось принятием постановления «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н.». В нем отмечался антиконституционный характер указа № 1400 и далее говорилось:

«1. На основании статьи 121 Конституции Российской Федерации считать полномочия Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина прекращенными с момента подписания названного Указа.

2. Названный Указ в соответствии с частью второй статьи 121 Конституции Российской Федерации не подлежит исполнению.

3. Согласно статье 121 Конституции Российской Федерации признать, что вице-президент Российской Федерации А. В. Руцкой приступил к исполнению полномочий Президента Российской Федерации с момента подписания Указа.

4. Созвать 22 сентября 1993 года внеочередное заседание VII экстренной сессии Верховного Совета Российской Федерации с повесткой дня "О политической ситуации, сложившейся в Российской Федерации в результате государственного переворота».

Тогда же было решено создать Штаб Сопротивления Верховного Совета. Хасбулатов вспоминает:

«В него, вошли члены Президиума, депутаты, руководители партий и общественных движений, ответственные сотрудники Верховного Совета, председатели ряда областных Советов, находящиеся в здании Верховного Совета. Возглавил Штаб Ю. Воронин».

Заседание Президиума Верховного Совета продолжалось «всего 30-40 минут», то есть примерно до 20.50

В 21.00 Р. И. Хасбулатов выступил на совещании народных депутатов в зале Совета национальностей. Он заявил, что парламент будет защищать Конституцию, назвал в качестве первейшей задачи организацию обороны Дома Советов, предложил советам всех уровней немедленно созвать сессии и дать оценку произошедшего, призвал политические организации и профсоюзы встать на защиту парламента.

Впоследствии в тот период, встретившись с лидером Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Игорем Евгеньевичем Клочковым, спикер договорился с ним о поддержке парламента профсоюзами,

а затем, обговорив с руководителем департамента охраны Дома Советов Александром Бовтом некоторые вопросы защиты «Белого дома», уединился и между 22.40 и 23.00 попытался определить ответные действия парламента на сделанный Б. Н. Ельциным шаг.

Так появился документ под названием «Организация работы Руководства Сопротивления (общий план)».

Он предусматривал экстренный созыв Верховного Совета и съезда народных депутатов, оценку действий Б. Н. Ельцина Конституционным судом, формирование Временного правительства, привлечение на сторону парламента силовых структур и местных органов власти, достижение договоренности с общественными организациями и использование их для давления на мятежников.

Очень странно, что спикер составил подобный документ только вечером 21-го, хотя давно уже знал о существовании проекта указа № 1400.

Еще более удивительно, что за двадцать минут он написал документ, занимающий почти шесть страниц типографского текста.

 Похожее изображение

Спикер ВС РСФСР Руслан Хасбулатов задолго до принятия указа №1400 знал о нем, о намерениях Ельцина разогнать Верховный Совет

Но он ничего не сделал, чтобы этому помешать, как-то воспрепятствовать, хотя конституционные полномочия парламента позволяли ему это сделать

 

Так получилось, что в тот вечер полтора часа, с 22.30 до 24.00, журналистка А. Луговская провела в приемной А. В. Руцкого.

За это время в его кабинете побывали В. С. Липицкий, А. Г. Тулеев, В. Г. Уражцев, Ю. М. Воронин, В. Г. Степанков и С. Н. Бабурин, дольше всех, почти 40 минут, находился В. Г. Степанков. Что они обсуждали, мы не знаем.

А пока спикер и вице-президент принимали первые решения и отдавали связанные с ними распоряжения, Кремль стал переходить от слов к делу.

Вскоре после выступления Б. Н. Ельцина в Доме Советов прекратила действовать междугородняя связь, не только телефон, но и телеграф.

 Во время выступления Р. И. Хасбулатова в зале Совета национальностей сообщили, что Белый дом отключили от правительственной связи. По другим сведениям, правительственную связь отключили чуть позже – в 23.00.

На следующий день «около 10 часов» В. С. Черномырдин приказал отключить в Доме Советов городскую телефонную связь. Это распоряжение выполнялось в несколько этапов. Так, днем 22-го продолжал работать телефон на вахте Белого дома.

 Телефон спикера работал до следующего утра, а «три телефона в кабинетах сотрудников "3"» и после этого…

Если 22-го по отключенным телефонам нельзя было звонить из Белого дома, то до 23-го они принимали звонки из города.

Кроме того, как пишет Р. И. Хасбулатов

«были захвачены объекты Парламента – Парламентский центр на Цветном бульваре, гараж, здание на Новом Арбате, где работал целый ряд… организаций – Высший Экономический Совет, Контрольно-бюджетный комитет, Государственный фонд имущества, Центральная избирательная комиссия, часть аппарата Верховного Совета».

Почти сразу блокировали счета Верховного Совета.

Парламент остался без средств связи, без транспорта, без денег.

В первый же вечер у Белого дома, Конституционного суда, Моссовета, мэрии появились милицейские наряды. Правда, они лишь наблюдали за порядком.

Когда заседание Президиума Верховного Совета подходило к концу, пишет Р. И. Хасбулатов, «послышался шум. Все повернули головы, кто-то подошел к окнам. Я встал и подошел тоже. У "Белого дома" собирался народ».

Прибывшими были люди из Фронта национального спасения (лидер А.Крючков), военной группы (лидер А. Марков) и из Союза офицеров (лидер С. Терехов).

По одним данным, вечером 21-го у Белого дома находилось «несколько тысяч человек», по другим, – полторы-две или даже три тысячи.

Сразу был создан штаб защиты Белого дома, некоторые защитники получили в руки пистолеты и автоматы (мало, около 10-20 шт.) У этого сопротивления были широкие перспективы. Однако большинство людей на баррикадах были безоружны

 

……………………………………………………….

Какими же были первые действия противостоящих сторон?

Пока под окнами Белого дома собирался народ и делались первые приготовления к его обороне, в 21.40 началось заседание Конституционного суда.691 Около 24 часов открылась VII внеочередная сессия Верховного Совета.

Хасбулатов далее пишет так:

«Когда заседание Верховного Совета уже подходило к концу,слово было предоставлено Валерию Зорькину.

 Он зачитал решение Конституционного суда, которое квалифицировало президентский указ № 1400 как антиконституционный.

После этого Верховный Совет принял постановление о прекращении с 20.00 полномочий Б. Н. Ельцина как Президента Российской Федерации и о передаче его полномочий А. В. Руцкому».

Подобным же образом описывает эти события и А. В. Руцкой. Так все действительно должно было происходить.

На самом деле события развивались совершенно иначе.

Когда Верховный Совет заслушал краткую информацию спикера о произошедшем перевороте, сразу же было принято постановление об отрешении Б. Н. Ельцина от власти. Это произошло уже в 00.19. За проголосовали – 142, против – 3, воздержались – З.

Хасбулатов добавляет:

«После голосования по отрешению Ельцина от президентства, целая группа влиятельных членов Президиума – председателей комитетов и комиссий, которые многое сделали для обострения и осложнения обстановки в Верховном Совете, сложила свои полномочия председателей.

 Это: С. Степашин, председатель Комитета по обороне и безопасности; Е. Амбарцумов, председатель Комитета по международным делам; А. Починок, председатель Бюджетной комиссии; С. Ковалев, председатель Комитета по правам человека. Сложил, наконец, полномочия заместитель Председателя Верховного Совета Н. Рябов».

Затем 137 голосами Верховный Совет принял решение возложить президентские обязанности на А. В. Руцкого. Уже в 00.25 его привели к присяге, после чего он огласил два указа: о своем вступлении в должность президента и об отмене указа № 1400.

Между тем Конституционный суд признал, что указ № 1400 является антиконституционным только в 00.45. А на трибуну Верховного Совета Валерий Дмитриевич Зорькин поднялся в 2 часа 12 минут.

Это имело важное значение. Если встать на точку зрения закона, следует признать, что Верховный Совет проявил ненужную поспешность. Хотя на основании Конституции с момента обнародования указа № 1400 Б. Н. Ельцин автоматически утратил президентские полномочия, для юридического оформления этого факта требовалось решение Конституционного суда.

Почему же Верховный Совет вынес свое постановление, не дождавшись его вердикта? Что давали ему эти два часа?

Ничего. Зато проявленная «торопливость» позволяла Кремлю говорить о незаконности принятого Верховным Советом постановления об отстранении Б. Н. Ельцина от власти.

Точно так же обстояло дело с А. В. Руцким. Поскольку, подписав указ № 1400, Б. Н. Ельцин автоматически утратил президентскую власть, с этого момента его полномочия автоматически переходили к вице-президенту.

Но для юридического оформления этого факта и приведения исполняющего обязанности президента к присяге тоже требовалось решение Конституционного суда.

Преждевременное приведение А. В. Руцкого к присяге ничего не давало ему. Зато позволяло Кремлю характеризовать его как самозванца.

Отметим эти факты:

  • ВС лишил Ельцина статуса президента в обход Конституционного суда (КС), что делало это решение сомнительным, с точки зрения законности
  • ВС обойдя КС выразил сомнение в легитимности президента А. Руцкого

Оба этих действия играли на руку Ельцину. Намеренно это было сделано или нет?

Октябрь - 1993. Кровавое противостояние или кровавая постановка?

Конституционный суд (КС) изначально был на стороне Верховного Совета и осудил указ Ельцина №1400

Но Верховный Совет лишая Ельцина статуса президента почему-то пошел в обход КС, что дало основание сторонникам Ельцина заявлять о не легитимности принятого ВС решения

Если бы Верховный Совет принял бы лишение Ельцина статуса президента после решения КС -- Ельцин рекратил бы быть президентом РСФСР

 

С вопросом о президентских полномочиях А. В. Руцкого самым тесным образом связан другой вопрос. Дело в том, что по Конституции президент является Верховным главнокомандующим.

Это означает, что одновременно с изданием указа о своем вступлении в должность президента А. В. Руцкой должен был издать указ о вступлении в должность Верховного главнокомандующего.

Однако среди первых его указов, опубликованных 23 сентября на страницах «Российской газеты», такого документа нет.А ведь они контролировали этот важный печатный орган, ВС могли сразу же отдать приказ напечатать это в прессе.

Может быть, А. В. Руцкой забыл об этом и никто не напомнил ему о необходимости такого шага?

Нет. Данный вопрос возник уже вечером 21-го, когда в Белый дом пришла целая группа генералов.

По свидетельству генерал-полковника Леонида Григорьевича Ивашова, он не только инициировал это предложение, но и подготовил проект соответствующего указа.

Однако если указ № 1 о вступлении в должность Президента А. В. Руцкой подписал в 0.25, то указ о вступлении в должность Верховного главнокомандующего, имеющий № 8 и датированный 22 сентября, по всей видимости, был подписан только вечером этого дня, когда номер «Российской газеты», вышедший утром 23-го, уже сверстали.

В результате днем 22-го возникла противоречивая ситуация. С одной стороны, Б. Н. Ельцин утратил президентские полномочия, но юридически не был лишен полномочий Верховного главнокомандующего.

С другой стороны, А. В. Руцкой стал президентом, но не взял на себя полномочия Верховного главнокомандующего.

Картинки по запросу российская газета 1993

Чтобы лишить Ельцина полномочий главкома Вооруженных сил, необходимо было объявить об этом на полосе "Российской Газеты"

Редакция издания управлялась Верховным Советом, однако  указ о лишении Еальцина полномочий главкома не был опубликован

Картинки по запросу танки россии  1992 год

Верховный Совет лишив Ельцина статуса президента, сохранил за ним право верховного главнокомандующего

 

Это не могло не отразиться на взаимоотношениях Белого дома с армией, перед которой возник вопрос: кому подчиняться?

Как мы помним, планируя свои первые действия, Р. И. Хасбулатов наметил формирование Временного правительства. Был даже заготовлен проект указа № 3 об отставке В. С. Черномырдина.

 Но эта идея спикера не получила поддержки. Перед заседанием Верховного Совета Р. И. Хасбулатов и А. В. Руцкой договорились создать Военный Совет, а правительство пока не трогать.

Состоявшиеся заседания фракций пришли к подобному же выводу, предложив ограничиться только отставкой В. Ф. Ерина, на котором лежала ответственность за разгон первомайской демонстрации. Об этом депутат Н. А. Павлов поставил в известность А. В. Руцкого. Павлов сам так об этом вспоминал:

«А. В. Руцкой, ответил, что он абсолютно с этим согласен… И каково же было наше изумление, когда примерно через 2- 3 часа, под утро, Руцкой взошел на трибуну съезда и зачитал указы об освобождении Грачева и Голушко и о назначении на их должности Ачалова и Баранникова».

 Позднее вместо В. Ф. Ерина министром внутренних дел стал А. Ф. Дунаев.

По некоторым сведениям, когда Верховный Совет сделал перерыв, А. В. Руцкой позвонил Н. М. Голушко и П. С. Грачеву и пригласил их в Дом Советов. Оба отказались сделать это, продемонстрировав тем самым, что не признают его президентом.

Объясняя позицию П. С. Грачева, А. В. Руцкой через несколько дней сказал:

 «…у Грачева есть стимул защищать Ельцина. Как только Ельцина отстранят от власти, сразу встанет вопрос, как и кем распродавалось имущество армии. Но коррупция – это даже мелочь.

 Грачеву нужно будет ответить за тайные поставки оружия в Азербайджан и Армению, Абхазию и Грузию, в Молдову и Приднестровье и ответить, почему он вооружал… враждующие стороны».

Если в ночь с 21 -го на 22-е телефонный разговор А. В. Руцкого с военным министром и министром безопасности имел место и они действительно отказались прибыть в Белый дом, указ об их отставке являлся вполне логичным.

Видимо, после этого А. В. Руцкой остановил свой выбор на В. А. Ачалове и, опасаясь, что он может отказаться от министерского портфеля, подписал указ о его назначении, даже не переговорив с ним.

Так об этом вспоминал В. Ачалов:

 «О своем назначении на должность министра обороны я узнал, находясь на тринадцатом этаже Дома Советов. Со мной по этому поводу никто не советовался».

Как состоялось назначение В. П. Баранникова и А. Ф. Дунаева, остается пока неизвестным. В беседе со мной Андрей Федорович от ответа на данный вопрос почему-то уклонился, отметив лишь, что был приглашен в Белый дом Ю. М. Ворониным.

Получив новое назначение, В. А. Ачалов остался в кабинете на 13-м этаже. Своим заместителем он назначил генерала А. М. Макашова. Обязанности начальника штаба возложил на полковника В. В. Кулясова.

В. П. Баранников обосновался на шестом этаже.В его «команду» вошли 6-8 человек: 2-3 человека находились за стенами Белого дома и лишь иногда появлялись здесь; 3-4 человека были действующими офицерами Министерства безопасности, поэтому хотя и состояли при В. П. Баранникове, но не афишировали это.

 В результате некоторые, даже достаточно осведомленные люди считали, что у Виктора Павловича был только один помощник, Николай Владимирович Андрианов.

А. Ф. Дунаев разместился на 4 этаже, в левом крыле здания. По свидетельству А. М. Сабора, у А. Ф. Дунаева был один-единственный помощник – Григорий Степанович Никулин, несколько человек технического персонала и около 20 человек охраны.

 А. Ф. Дунаев полностью подтвердил эту информацию, уточнив лишь, что обязанности по руководству его охраной исполнял Олег Георгиевич Горбатюк

 Кроме того, в команду А. Ф. Дунаева входил бывший подполковник следственного комитета МВД Александр Алексеевич Родионов.

После того как заседание Верховного Совета закончилось, А. В. Руцкой и Р. И. Хасбулатов встретились с назначенными министрами и предложили им направиться по своим рабочим местам.

С. Бабурин вспоминал:

«Мы, депутаты, были готовы ехать вместе с ними в министерства, чтобы они реально могли выполнять свои должностные функции. Я говорил им об этом неоднократно».

Еще более решительно был настроен В. И. Анпилов. Он предложил построить колонну из сторонников парламента, поставить во главе колонны народных депутатов, а также А. В. Руцкого и Р. И. Хасбулатова и сопровождать назначенных министров «к тем зданиям, в которых они должны работать».

По свидетельству С. А. Филатова, в ночь с 21-го на 22-е из Белого дома обзвонили всех командующих родами войск, флотами и военными округами, и все на поставленный им вопрос ответили, что будут верны Конституции.

Но когда потребовалось от слов перейти к делу, обнаружилось, что армия и парламент эту верность понимают по-разному.

Почему так получилось – это предмет специального исследования.

По свидетельству В. А. Ачалова, получив новое назначение, он сразу же связался со штабом Воздушно-десантных войск (ВДВ). Поскольку командующий ВДВ генерал-полковник Евгений Николаевич Подколзин был болен, разговор состоялся с его первым заместителем Освальдом Микуловичем Пикаускасом.

Тот заявил, что поддерживает Верховный Совет и готов предоставить в распоряжение В. А. Ачалова штаб ВДВ.

Это значит, что уже утром 22 сентября парламент мог получить поддержку десантников. Имеются сведения, что тогда же о своей готовности перейти на сторону парламента заявили руководители двух спецгрупп «Альфы» и «Вымпел».

Поддержка десантников и двух названных групп спецназа позволяла восстановить законную власть в столице уже днем 22-го. Однако Белый дом уклонился от использования этой возможности.

Если верить В. А. Ачалову, когда он заявил, что отправляется в штаб ВДВ, руководство Белого дома и все находившиеся в нем военные выступили против этого.

 Картинки по запросу руцкой 1993

Александр Руцкой отказался от помощи, которую Верховному Совету предлагало командование ВДВ

Он также запретил новому министру обороны Ачалову ехать в штаб ВДВ и согласовывать действия по защите Верховного совета

 

Отказавшись от поддержки десантников, А. В. Руцкой днем 22-го письменно обратился к командующим родами войск с призывом поддержать парламент. Было бы понятно, если бы Александр Владимирович облек свое обращение в форму приказа Верховного главнокомандующего. Между тем оно представляло собою письмо от имени исполняющего обязанности президента и начиналось словами: «Я обращаюсь к вам как офицер».

Призыв по меньшей мере странный. И не удивительно, что он остался без ответа.

В тот же день Р. И. Хасбулатов приказал направить к Белому дому несколько воинских частей.

23-го Р. И. Хасбулатов обратился к

«военным – членам коллегии, заместителям министра обороны, отдельным командирам, начальникам военных училищ» «с просьбой   выполнить требования Конституции и Закона об обороне: выступить на защиту своей же присяги – о верности Конституции».

Ответа не последовало, но в Министерстве обороны на всякий случай отключили городские телефоны.

Для привлечения воинских частей на сторону парламента в них были направлены некоторые генералы и офицеры, находившиеся в Доме Советов: например, Б. В. Тарасов и М. Г. Титов.

Стоило ли обращаться с подобными приказами и призывами к командирам, чья позиция не была известна, если имелась возможность опереться на поддержку десантников?

Это свидетельствует о том, что руководство Белого дома с первого же дня переворота начало вести какую-то странную игру

О том, как в Белом доме начался новый день, мы можем судить по «рабочему дневнику» Р. И. Хасбулатова: «8.00.- Непрерывно идут депутаты, председатели областных, краевых советов, предприниматели, ученые, деятели культуры, огромное количество телеграмм в поддержку Верховного Совета».

Первые действия Р. И. Хасбулатова выглядят довольно логично.

Он распорядился начать «работу с общественными организациями» и предпринимателями, предложил помочь «военным организовать сопротивление в регионах», провел в Министерстве связи селекторное совещание с местными советами, в 16.30 открыл совещание председателей Верховных Советов республик, областных и краевых советов, на котором была достигнута договоренность о совместных действиях и на А. Тулеева возложена обязанность координатора.

Весь вечер до 24.00 Руслан Имранович провел в других подобных же совещаниях и встречах, стремясь объединить вокруг парламента самые разные общественные силы.

И. Иванов утверждает, что в тот же день, «в первые сутки Председатель ВС четыре раза разговаривал по спутниковому телефону с Вашингтоном и представителями Государственного департамента».

Действия спикера можно было бы понять как попытку найти выход из возникшего кризиса на самом высшем политическом уровне. Но, если подобные переговоры действительно имели место, почему Руслан Имранович предпочел сохранить их в тайне от всех?

Картинки по запросу США капитолий черно белые фото

В ночь с 23 на 24 сентября спикер ВС Р. Хасбулатов имел 4 разговора с правительственными инстанциями США,

О чем Хасбулатов говорил с американцами тайна по нынешний день

 

С утра к Белому дому начали стекаться люди. ГУВД Москвы информировало, что к 10 часам здесь собралось около 900 человек, вечером не более 5 тысяч.

 По другим данным, вечером 22-го у стен Белого дома находилось около 20 тысяч человек.

Р. И. Хасбулатов утверждает, что, когда около 19.00 он выступал на митинге с балкона у 14-го подъезда, на площади было примерно 40 тысяч человек.

Поскольку с получением официальных должностей в Министерстве обороны А. М. Макашов и С. Н. Терехов сложили с себя обязанности руководителей созданных накануне центров ФНС, оба центра объединили в один «штаб», а его руководителем назначили лидера РПК, члена Политсовета ФНС Анатолия Викторовича Крючкова.

В первой половине этого дня (между 11.00 и 14.00) группа сторонников парламента в составе 10-15 человек, среди которых были депутат И. А. Шашвиашвили и С. Н. Терехов, на «Икарусе» отправилась в Останкино требовать эфира для парламента, но получила отказ.

Когда С. Н. Терехов еще был в Останкино, к А. М. Макашову привели «подполковника», который «назвался офицером гражданской обороны». Он заявил, что

«на одном из запасных командных пунктов Гражданской] о[обороны] в Кунцеве», там, где когда-то находилась дача И. В. Сталина, можно получить «рабочую связь» с воинскими частями

Обсудив это предложение и получив согласие В. А. Ачалова, А. М. Макашов стал готовиться к поездке.

Была собрана группа из 8 человек, в состав которой вошли руководители Союза офицеров Геннадий Федорович Кирюшин, Владимир Михайлович Усов, Владимир Викторович Федосеенков.

На двух «Волгах» они добрались до Кунцева. На территорию части генерал-полковника и сопровождающих его пропустили без задержки, Однако расположенный здесь Центр связи бездействовал. В печати отмечается, что связь «была отключена на плановый осмотр»,

 В. В. Федосеенков считает, что ее отключили, когда они появились на территории части.

Поездка туда и обратно заняла около трех часов, поэтому обратно А. М. Макашов вернулся не ранее 18.00

К этому времени Аналитический центр Верховного Совета подвел первые итоги. Они были неутешительными. Парламентские аналитики констатировали, что коллегии силовых министерств на стороне Кремля. А следовательно, на стороне Кремля госбезопасность, армия и милиция.

Из этого был сделан вывод, что парламент может переломить ситуацию в свою пользу только при поддержке населения. Между тем главный инструмент идеологического влияния – телевидение -тоже находился в руках заговорщиков.

Аналитический центр предложил лишить Кремль этого инструмента, не останавливаясь перед самыми крайними средствами вплоть до нарушения электроснабжения Останкино.

В тот же вечер, 22-го, по свидетельству С. Н. Терехова, у А. В. Руцкого состоялось совещание. Речь шла о необходимости занятия зданий Министерства безопасности, Министерства внутренних дел, Министерства обороны и Генштаба, иначе говоря, о взятии власти в свои руки.

По всей видимости, именно это совещании упоминается в воспоминаниях А. М. Макашова. Он пишет, что «в первые дни осады» А. В. Руцкой собрал «тех, кто носит погоны», и разразился эмоциональной речью. Причем, признается отставной генерал,

 «такого мата, как от Руцкого тогда, нигде больше, кроме как в армейской курилке, не слышал». «Руцкой даже не ругался, а сыпал этими словами вперемешку с приказами: «взять», «блокировать», «разогнать».

Что же предлагалось военным? К сожалению, Альберт Михайлович не дает на этот вопрос полного ответа. Но из его воспоминаний мы узнаем, что ему лично было приказано «взять почту, телеграф, вокзалы». Кроме того, прозвучал приказ «занять» «МВД», «Генштаб», «Останкино».

Чем закончилось это совещание, мы не знаем. Можно лишь отметить, что ни одно распоряжение исполняющего обязанности президента выполнено не было.

Чтобы не возвращаться к этому вопросу, необходимо отметить: поскольку А. В. Руцкой исполнял обязанности президента, его распоряжения имели совершенно законный характер. Речь шла о подчинении вышедших за рамки закона государственных органов. Криминальный характер имели не приказы исполнявшего обязанности президента, а нежелание названных учреждений подчиняться ему.

Но в отличие от законной власти заговорщики располагали реальной силой. В таких условиях распоряжения А. В. Руцкого имели если не провокационный, то авантюристический характер.

Прежде чем вернуть власть в законные руки, следовало обеспечить ее соответствующей силой.

Аналитический центр был совершенно прав: судьба парламента целиком и полностью зависела от того, поддержит его народ или нет.

Но для поддержки народа, нужна была мощная агитация. Была ли она? Нет, не было.

Центральные газеты «Правда» и «Советская Россия» занимали последовательную антикремлевскую позицию, но никаких конкретных предложений на их страницах вы не найдете.

Не найдете даже в порядке информации рассматриваемых обращений А. В. Руцкого.

Это дает основание думать, что никаких конкретных решений, связанных с организацией общемосковского митинга и всеобщей стачки ЦИК КПРФ не принимал.

Подобной же была позиция руководства Белого дома и в отношении армии.

Как вспоминали свидетели непосредственно бывшие на месте событий так говорили об этом:

 «после 22 сентября офицерам, дежурившим при Руцком, звонили из воинских частей, предлагали помощь, боевую технику, которую хотели выставить вокруг Белого дома», но «на это Руцкой отвечал:

 «Нет необходимости».

«Рассказывали и о том, как прибывали к руководителям парламента и А. В. Руцкому посланцы воинских частей с решениями офицерских собраний в поддержку конституции»

По свидетельству питерского журналиста Ю. А. Нерсесова, в первые дни офицеры и генералы шли с предложениями своих услуг в Белый дом «косяками», но от их услуг отказывались.

 Свидетелем одной из таких сцен был Н. С. Афанасьев. В его присутствии неизвестный ему генерал-майор предлагал выделить для охраны Белого дома роту на бронемашинах, но А. В. Руцкой заявил:

«Пока не надо».

Картинки по запросу белый дом 1992

Военные неоднократно обращались  и предлагали Верховному Совету защиту со стороны армии

Но А. Руцкой раз за разом отказывался от предложений помощи

Таким образом Верховный Совет оставался без армейской защиты

 

Генерал Ачалов так вспоминал об этом:

«Люди поддержали нас. Последовали звонки из воинских частей. Находились горячие головы, готовые выступить немедленно, прибыть в Москву с оружием.

Я им советовал не принимать никаких мер. В стране не должно было быть беспорядков. В момент, когда начинается двоевластие, любой эксцесс может привести к трагическим последствиям».

В. Домнина, бывшая в доме совета рассказывала:

«Генерал Ачалов, которому на пятый день блокады удалось связаться по радио с войсками, уговаривал их не идти на подмогу парламенту»

2 октября в интервью «Московским новостям» В. А. Ачалов заявил:

 «Руцкой приказал мне принять все меры, чтобы не спровоцировать раскол в армии… Наши люди разъехались по воинским частям, командиры которых были готовы вывести войска на улицу и предупредили их, чтобы они этого не делали.

Я военный человек и понимаю, что раздел армии на «наших» и «ненаших» неминуемо ввергнет страну в гражданскую войну».

А. Дунаев говорил:

«Мне, – лично звонили многие начальники областных УВД и спрашивали, нужны ли войска. Я просил их войска не посылать, а наводить порядок на местах.

Спокойствие провинции – это, я считаю, главное, чего добились расстрелянный Верховный Совет и я лично».

Тогда получается, что те обращения к армии, с которыми В. А. Ачалов, А. В. Руцкой и Р. И. Хасбулатов выступили 22 и 23 сентября имели чисто декларативный характер.

Но дело не ограничивалось этим. Один из библиографов тех дней пишет:

«Ни руководство Верховного Совета, ни и. о. Президента, ни вновь назначенные руководители Министерств,  не приложили усилий для организации целенаправленного сопротивления режиму», более того, они даже не пытались хоть как-то организовать своих сторонников, приходивших к Белому дому».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх