Свежие комментарии

  • Наталья Клименко (Громова)
    Говорят- ослы- упрямые животные.Вы доказали, что нет более упрямого животного, чем человек.Ушёл из жизни пос...
  • Владыка Мира в миру Владимир
    В Украине и сегодня живут. и немало. Героев СССР! более молодых. Ведь Героев получали и в послевоенное время. А ушё...Ушёл из жизни пос...
  • Наталья Клименко (Громова)
    В чем я не права? Не "автор не указал", а вы читать не умеете, похоже.От слова"совсем"-" Бег времени неумолим - с каж...Ушёл из жизни пос...

«Блайбургская бойня». Как из хорватских палачей делают невинно убиенных

«Блайбургская бойня». Как из хорватских палачей делают невинно убиенных

Попытки пересмотра событий Второй мировой войны встречают крайне болезненную реакцию не только на постсоветском пространстве. В середине мая 2020 года в Сараево прошли массовые протесты против акции поминовения жертв так называемой «Блайбургской бойни».

«В большом школьном кабинете я застал зарезанную учительницу и 120 ее учеников!»

В апреле 1941 года при поддержке нацистской Германии было провозглашено Независимое государство Хорватия. Его лидером стал глава движения хорватских фашистов — усташей — Анте Павелич. Павелич взял курс на создание моноэтнического государства. По примеру нацистской Германии в Хорватии были введены расовые законы, направленные против евреев, цыган и сербов.

Один из идеологов режима усташей Миле Будак в июне 1941 года заявил: «Одну часть сербов мы уничтожим, другую выселим, остальных переведём в католическую веру и превратим в хорватов. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдётся три миллиона пуль». 

Жестокость усташей потрясала даже их союзников. Итальянский генерал Александр Лузан в письме Муссолини сообщал: «Объезжая окружные местечки Столац, Чаплину и Любинье (между 60 и 130 км на север от Дубровника), узнаю от наших офицеров разведки, что усташи Павелича в предшествующий день совершили какое-то преступление в одном селе (Пребиловци), и, когда об станет известно, местные сербы снова будут встревожены.

Мне не хватает слов описать то, что я там обнаружил. В большом школьном кабинете я застал зарезанную учительницу и 120 ее учеников! Ни один ребенок не был старше 12 лет! Преступление — неуместное и невинное слово — это превосходило всякое сумасшествие! Многим отсекли головы и расположили их на школьных лавках. Из распоротых животов усташи вытащили кишки и, как новогодние гирлянды, развесили их под потолком и гвоздями вбили в стены! Рой мух и невыносимое зловоние не позволяли здесь долго задерживаться. Я заметил початый мешок соли в углу и с ужасом установил, что их резали медленно, посыпая солью шеи! И, когда мы уходили, с задней лавки послышался детский стон. Посылаю двух солдат посмотреть, в чем дело. Вытащили одного ученика, еще был жив, дышал с наполовину рассеченным горлом! На своей машине я отвожу это бедное дитя в нашу военную больницу, приводим его в сознание и от него узнаем полную истину о трагедии. Преступники прежде всего изнасиловали учительницу-сербку (ее имя Стана Арнаутович) и затем убили ее перед детьми. Насиловали и девочек от восьми лет. Все это время играл насильно приведенный оркестр цыган и бил в тамбуры! К великому стыду нашей, римской, церкви, и один божий человек, местный священник, во всем этом участвовал! Мальчик, которого мы спасли, быстро поправился. И как только затянулась рана, по нашему недосмотру сбежал из больницы и пришел в свое село, чтобы найти родственников. Мы послали за ним патруль, но безуспешно: он нашел его заколотым на пороге дома! Из тысячи с чем-то душ, в селе больше никого нет! В тот же день (это мы обнаружили позднее), когда было совершено преступление в школе, усташи схватили еще 700 жителей села Пребиловци и всех их бросили в яму или зверским образом на пути к яме убили«.

 

Генерал вермахта Эдмунд Гляйзе-Хорстенау сообщал Германскому верховному командованию: «Наши войска вынуждены быть безмолвными свидетелями таких событий, это не лучшим образом сказывается на их в целом высокой репутации... Мне часто сообщают, что немецкие оккупационные войска должны в конце концов вмешаться в злодеяния усташей. Это может однажды случиться. В настоящий момент, имея те силы, которыми я располагаю, я не могу просить о таких действиях. Сейчас вмешательство немецкой армии в отдельных случаях может сделать её ответственной за прочие многочисленные случаи, которые она не смогла предотвратить ранее».

Усташи казнят заключённых в концлагере Ясеновац.

Усташи казнят заключённых в концлагере Ясеновац. Фото: Commons.wikimedia.org

«Все, что они могли потерять, они потеряли!»

В донесении, отправленном Генриху Гиммлеру в феврале 1942 года, говорилось: «Усташи творят свои бесчинства самым зверским образом не только против мужчин призывного возраста, но в особенности против беспомощных стариков, женщин и детей. Количество православных, которых хорваты убили или садистски замучили до смерти, достигает трёхсот тысяч». Убийцы соревновались в количестве умерщвленных сербов. Появилось новое слово «сербосек» — так называли нож, которым усташи вспарывали животы и отрезали головы своим жертвам.

По разным оценкам, жертвами геноцида стали от 300 до 900 тысяч сербов.

Выжившие уходили в партизаны. Уже упоминавшийся генерал Лузан писал: «Спаслось только около 300 мужчин: только им удалось прорвать усташский обруч вокруг села и сбежать в горы! Эти 300 выживших сильнее самой элитной дивизии Павелича! Все, что они могли потерять, они потеряли! А таких сел, как Пребиловци, полна Герцеговина, Босния, Лика, Далмация».

В 1945 году настал час расплаты. Югославские партизаны Иосипа Броза Тито освобождали город за городом, деревню за деревней. 6 мая 1945 года хорватское правительство сбежало из Загреба. Те, кто вчера похвалялся сотнями убитых сербов, теперь пытались уйти на территории, контролируемые англо-американцами, и сдаться им в плен. Партизаны же, в свою очередь, не собирались отпускать убийц без возмездия. 

 

Акция возмездия

15 мая 1945 года хорватские части, бывшие хорватские чиновники, а также члены их семей добрались до австрийского Блайбурга, где находились подразделения 38-й (ирландской) пехотной бригады армии Великобритании. Хорватские генералы заявили британцами о намерении капитулировать перед ними. Однако ранее союзники достигли соглашения, по которому коллаборационисты Павелича передавались Иосипу Брозу Тито. В соответствии с этим решением сдавшихся хорватов выдали партизанам. 

Среди бойцов Тито было много тех, чьи близкие были зверски убиты усташами. В то же время югославы считали — к англичанам и американцам бегут не какие-то случайные лица, а те, чьи руки по локоть в крови. Прямо под Блайбургом усташей начали расстреливать. Сколько их было казнено там, неизвестно. Раскопки в данном районе позволили обнаружить останки около 1200 человек. Но сами югославские партизаны признавали, что покарали значительно больше — согласно показаниям свидетелей, где-то около 15 000. Остальные, в первую очередь члены семей усташей, были возвращены в Югославию.

 

Во времена Тито тема того, что сами коллаборационисты называли «Блайбургской бойней», в Югославии не поднималась. Зато в независимой Хорватии она озвучивается активно. В 1995 году парламент Хорватии объявил 15 мая «Мемориальный день жертв Блайбурга и Крестного пути». В стране стали один за одним создавать монументы в память о «невинно убиенных».

Число жертв у хорватских историков стало расти в геометрической прогрессии, достигнув аж 300 тысяч. Никакими свидетельствами и фактами подобные числа не подтверждались, но кого это волнует?

«Самое большое сборище фашистов Европы»

Маленький Блайбург, население которого составляет всего 4000 человек, превратился в центр ежегодного паломничества неонацистов. Те, не скрываясь, носят форму усташей и фашистскую символику. Происходящее вызывает гнев у австрийских левых, которые называют майские «поминовения» «самым большим сборищем фашистов Европы».

Власти Австрии, однако, заявляют, что мероприятия в Блайбурге не носят политический характер, так как проводятся католической церковью. Ничего удивительно, поскольку католические священники не просто одобряли, но зачастую и участвовали в геноциде сербов.

К примеру, Мирослав Филипович, хорватский монах-францисканец, в годы войны был комендантом лагерей смерти Ясеновац и Стара-Градишка. Филипович, получивший прозвище «Дьявол из Ясеноваца», был организатором массовых убийств тысяч женщин, стариков и детей. Особенно монаху нравилось перерезать горло маленьким детям и убивать людей так называемыми «сербомолотами». В 1946 году Дьявол из Ясеноваца был приговорен к смерти и повешен.

В 2019 году поклонники усташей окончательно достали австрийцев. Спикер парламента Австрии Вольфган Соботка сделал заявление о недопустимости использования фашистской символики во время мероприятий в Блайбурге, а Католическая церковь Австрии заявила об отказе совершать мессу по расстрелянным. 

 

«Вы проводите мессу для тех, кто совершил эти преступления»

В 2020 году традиционному сборищув Блайбурге помешал коронавирус, и тогда католические иерархи Боснии и Герцеговины, а также Хорватии объявили, что месса в память о «жертвах Блайбурга» состоится в Сараево.

Эту идею осудили Сербская православная церковь, еврейская и мусульманская общины Сараево, а также антифашистские организации

Митрополит Сербской православной церкви в Боснии Хризостом обратился со специальным посланием к боснийскому кардиналу, конференции католических епископов Боснии и Герцеговины Винко Пуличу, в котором напомнил: «Во время войны было убито более 10 000 жителей Сараево, сербов, евреев, цыган и других людей, выступавших против движения усташей. Вы проводите мессу для тех, кто совершил эти преступления». Католические священники в ответ заявили, что их месса посвящена всем жертвам войны, вне зависимости от того, к какой стороне конфликта они принадлежали.

Посольство Израиля в Боснии и Герцеговине выступило с заявлением, в котором говорилось: «Мы знаем, что многие семьи потеряли своих близких сразу же после Второй мировой войны, однако мы должны проводить четкое различие между множеством ни в чем не повинных жертв, которые были захвачены силой, часто посреди ночи, и отправлены в лагеря смерти, такие как Ясеновац и Доня Градина, вместе со всеми их семьями, — и теми лицами, которые были наказаны за организацию и совершение таких злодеяний, хотя некоторые из них не получили право на справедливое судебное разбирательство».

Тем не менее 16 мая 2020 года кардинал Винко Пулич отслужил литургию по убиенным усташам. А в это время сараевская полиция сдерживала разгневанных участников антифашистской акции, среди которых были представители разных конфессиий и национальностей — так же, как когда-то в партизанских отрядах Тито.

Прошли поминальные акции по усташам и в Хорватии. Хотя в политическом поле этой страны данная тема является довольно скользкой. Поклонение режиму Павелича позволяет завоевать голоса ультраправых, но отталкивает умеренных. К тому же в Европе официальному Загребу настоятельно советуют лишний раз не дразнить сербов. 

 

«Византийство сыграло страшную роль»: как духовный пастырь усташей стал католическим блаженным

Католическая церковь имеет прямое отношение к попыткам исторической реабилитации хорватских коллаборационистов. Как уже говорилось, католические священники прямо участвовали в геноциде сербов.

Архиепископ Загреба и примас Хорватии Алоизие Степинац являлся военным викарием хорватской усташеской армии. 18 мая 1943 года Степинец докладывал папе Пию XII: «240 000 сербов переведены в католицизм, из которых чуть менее 100 000 — за один только 1941 год». По мнению Степинца: самым идеальным было бы, если бы все сербы вернулись к вере своих отцов, т. е. преклонили бы главу пред Наместником Христовым — Св. Отцом (папой). Тогда бы и мы смогли наконец отдохнуть в этой части Европы, ибо византийство (православие), как и турки, сыграло страшную роль в истории этой части света».

Кардинал Степинац имел прямое отношение к геноциду сербов. Более того, когда на территории, оказавшейся под контролем итальянской армии, уничтожение прекратилось, Степинац направил письмо итальянскому консулу в Загребе, в котором возмущался: «На части территории Хорватии, аннексированной Италией, наблюдается упадок религиозной жизни, а также заметный сдвиг от католицизма к схизме. Если эта, наиболее католическая, часть Хорватии, перестанет быть таковою, вся вина и ответственность перед Богом и историей ляжет на католическую Италию. Религиозный аспект проблемы заставляет меня говорить в открытых и ясных выражениях, поскольку я несу ответственность за религиозную жизнь в Хорватии».

В 1946 году Степинац предстал перед судом и был приговорен к 16 годам заключения. Весьма лояльный приговор с учетом деяний, которые благословлял духовный пастырь усташей. Отсидел кардинал и вовсе пять лет, проведя остаток жизни в родном селе. В 1998 году кардинал Степинац был беатифицирован папой Иоанном Павлом II во время визита в Хорватию. Такой вот он, настоящий католический блаженный.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх